Соотношение количественных и качественных методов в психологическом исследовании

Приводится по: Янчук В.А. Методология, теория и метод в современной социальной психологии и персонологии: Интегративно-эклектический подход.

Минск: Бестпринт, 2000.

 

Проблема соотношения количественных и качественных методов  психологического исследования в последние годы начинает приобретать новое содержание. В наиболее рельефной форме это проявляется в контексте «оживления» психологии, отказа от методов, разработанных для анализа неживой природы в естествознании, перехода к методам, учитывающим специфику сущности человека.

Ряд исследователей рассматривает количество и качество как фундаментальную дихотомию в исследовании социального бытия личности и ее окружения, по отношению к которой существует три возможных решения: 1) признание количественных измерений единственно научными, так как только при их наличии возможно оперировать «объективными» данными по аналогии с естественными науками (позитивизм); 2) количественные измерения не применимы к психологической феноменологии в принципе, так как измеряемы лишь косвенные проявления психики в виде поведенческих реакций (социальный конструктивизм); 3) возможен компромисс, позволяющий использовать продуктивные возможности как количественных, так и качественных данных (методологическая триангуляция).

Ряд авторов придерживается мнения, что конфронтация количественного и качественного подходов является искусственной, так как на деле они представляют два подхода к изучению одних и тех же феноменов, две стадии одного и того же процесса исследования, в котором качественный подход поставляет идеи, изучаемые в последующем посредством количественного подхода (Clarle, Carter, 1998, c. 3).

Короче, один исследует явления в изоляции или при минимизации влияния посторонних факторов, что приводит к возможности контроля над ситуацией со стороны исследователя. Варьируя один аспект в единицу времени и наблюдая имеющие место изменения, возможно установить взаимоотношения между факторами, когда же феномен изымается из естественных условий своего проявления, он изменяется. В результате выявленные закономерности становятся искусственными, не соотносимыми с реальным миром. Любая попытка лабораторного моделирования реального мира обречена на неудачу в виду невозможности реконструирования контекста реальности в сознании субъекта, что порождает проблему экологической валидности. Таким образом, чем строже исследователь контролирует ситуацию, тем она искусственнее.

Эта искусственность приводит, по выражению Хейеса, к постепенному снижению ценности количественных методов (в том числе и высокоструктурированных теорий) по причине их ориентированности на идеализированную модель физического эксперимента, провозглашающего надежность, генерализуемость и переопределение валидности [1998, c. 2].

Лежащая в основе использования количественных методов идея обеспечения «научности» и логической последовательности результатов психологического по аналогии с эталоном физики приводит к тому, что природа социального мира становится менее проблематичной, нежели природа естествознания – частично скрытая, в зависимости от обстоятельств, но принципиально раскрываемая посредством соответствующим образом организованного исследования. Наиболее существенно с этой точки зрения  чтобы мы были уверены в том, что измеряем; и чтобы организация исследования была такова, чтобы заключения исследователя, логически следовали из очевидности [Sankey, 1997, c. 147].

Настойчивое требование надежности исследовательских результатов сводит на нет изучение необычных или исключительных человеческих переживаний, в то время как поиск генерализуемых правил приводит к созданию нормативных методов, в свою очередь сводящих на нет возможности изучения уникальных для данной личности человеческих переживаний. Валидность переопределяется самоустраивающимся образом, делая акцент на сравнение новых методов с предустановленными критериями и тем самым снижая возможность соотнесения изучаемого поведения с его проявлениями в условиях повседневной жизни; в результате у научного сообщества вырабатывается скептическое отношение к использованию количественных методов.

Попытки привлечения компьютерного моделирования к исследованию психологической феноменологии опять-таки приводят к неудаче. Блестящая имитация все равно не походит на реальность. Как подчеркивает D.E. Polkinghorne: «наша виртуальная реальность, создана биологической природой, культурой и языком, в которые мы вплетены. Не существует машин, способных проверить валидность наших переживаний. На наши переживания нельзя полагаться как на репрезентирующие реальность, точно также как наши размышления не являются зеркалом порядка реальности. У нас нет надежных эпистемологических оснований для построения наших знаний. Наши переживания всегда фильтруются интерпретативными схемами» [1997, c. 149]. Так как эта фильтрация неизбежна, становится невозможной точность количественных показателей реальности в силу недоступности подхода к ней количественными методами.

Критическое отношение последним привело к повышенному интересу к методам качественным, что особенно ощутимо на исследовательском уровне.

При этом качественное исследование часто ассоциируется с субъективизацией, гуманитаризацией и тому подобной терминологией, в то время как количественное – с научностью, особенно в естествознании.

В более широком плане они обсуждаются в аспекте различных эпистемологических оснований и исследовательских парадигм. B. Wildemuth утверждает, что различие количественных и качественных методов, представляющих позитивистскую и интерпретативистскую парадигмы, заключается в том, что первая признает существование объективной реальности как независимой от исследователя, а вторая рассматривает ее как субъективную и социально конструируемую. Бредли говорит, что «позитивистский подход с его направленностью на нахождение статистической регулярности поведения ориентирован на выявление и измерение изучаемого поведения. В противоположность этому, интерпретативный подход, с его направленностью на понимание социального мира с точки зрения действующего в нем, ориентирован на детальное описание познавательных и символических действий, точнее значений, ассоциируемых с наблюдаемым поведением» (1993, c. 431). G. Morgan и L. Smircich (1980) доказывают, что решающими являются именно онтологические и эпистемологические основания, выделяя широкий спектр возможных позиций, начиная с объективистской, опирающейся на онтологические основания рассмотрения реальности как конкретных процессов и структур объективной реальности и кончая социально конструктивистской, опирающейся на представление о реальности как результате мыслительной активности субъекта. В частности, Г.А. Ковалев [1987] рассматривает процесс эволюции психологических парадигм как переход от субъект-объектной к субъект-субъектной, косвенно поддтверждая тем самым необходимость смещения акцентов и в области превалирующих методов исследования от количественных к качественным в силу избранной одномерной логики рассмотрения. Пиджеон и Хенвуд (K. Henwood) говорят о двух полюсах – движении от объекта к субъекту в случае позитивизма и конструировании объекта субъектом – в случае социального конструктивизма (1998, c. 248).

Объективистски ориентированные исследователи стремятся к обособлению субъекта от исследуемого объекта в целях постижения объективных законов реальности. Субъективистски ориентированные исследователи, наоборот, стремятся поместить субъекта в контекст ситуации для более углубленного понимания. Таким образом, отношения между субъектом и объектом становятся индикатором предпочитаемых онтолого-эпистемологических оснований.

Отражение различий в субъект-объектных отношениях находят свое выражение и в теории. В субъективистски ориентированных исследованиях теория порождается в процессе исследования, в объективистски ориентированных – формулирование гипотез предшествует эмпирическому исследованию, истина здесь единственна, как и пути ее достижения. В субъективистском исследовании существует возможность признания валидности ряда теорий, основывающихся на разных интерпретациях. Морган и Смирчич предлагают следующее описание спектра имеющих место дискуссий по проблеме объективное – субъективное (см. таблицу № 29).

Таблица № 29. Сеть основоположений, характеризующих дебаты по проблеме объективность – субъективность в социальных науках

 

◄Субъективистские подходы

◄►

Объективистские подходы►

Онтологические основания

Множественные реальности

Реальность как социально конструируемая

Реальность как контекстуальное поле информации

Реальность как конкретный процесс

Реальность как конкретная структура

Эпистемологические основания

Открытие основополагающих выводов о нашей реальности

Понимание того, как конструируется реальность

Изображение контекста

Исследование систем, процессов, изменений

Конструирование позитивистской науки

 

Приводится по: Morgan, Smircich, 1998, c. 492.

Анализируя соотношение  объективистски ориентированных количественных и субъективистски ориентированных качественных методов, представители новой парадигмы указывают на следующие моменты: во-первых, при использовании количественных методов человек исследуется вне социального контекста, без присущих ему связей с другими; во-вторых, исследуемое поведение отличается от естественного, так как действия испытуемого строго ограничены и даже заранее обусловлены, он не может планировать и реализовывать свое поведение, как это происходит в обычных условиях. Кроме того, моделируемые явления настолько узки, что вряд ли они встречаются в таком виде в реальной жизни.

Было бы большим преувеличением говорить о триумфе качественных методов в психологических исследованиях. Трансформация сознания психологов-профессионалов, социализирующихся на количественных методах, вооруженных инструментарием статистического анализа, формирует естественные барьеры на пути переоценки ценностей. Тем не менее, изменения в психологической ментальности очевидны, как очевидна и другая крайность – игнорирование продуктивных возможностей количественных методов. Сопоставительный обзор возможностей и ограничений анализируемых методов представлен в табл. 29.

Таблица 29. Сравнительная характеристика специфики, возможностей и ограничений количественных и качественных методов

Характеристики, ассоциируемые с подходом

Методы

Количественный,

Качественный,

Информация

Объективная

Субъективная

Характеризующие понятия

Экспериментальный;

количественные данные; статистика

Описательный;

естественный;

словесно-ориентированный

Ключевые понятия

Переменные; операционализация; надежность;

гипотезы;

валидность;

статистическая значимость;

повторяемость

Значение;

понимание здравого смысла;

процесс;

социальное конструирование;

темы;

правдоподобность

Организация

Структурированные; преддетерминированные; формальные; специфические; детализированный план операций

Включенные;

гибкие;

общие;

согласованные;

чувствительные к продолжению

Примеры

Большие;

многослойные;

контрольные группы; строгие;

произвольный выбор; контроль за побочными переменными

Небольшие;

теоретические примеры; целевые примеры;

предполагающие возможность включения как можно большего числа контекстов

Техники или методы

Эксперимент; структурированное интервью;

квази-эксперимент; структурированное наблюдение;

ряды данных;

тесты

Наблюдение;

включенное наблюдение; изучение документов и артефактов;

неструктурированное интервью

Данные

Количественные; операционализированные переменные; квантифицируемое кодирование; статистические; подсчитываемые

Описательные;

обыденная речь;

личные документы;

полевые заметки;

артефакты;

официальные документы; аудио и видеозаписи;

стенограммы

Инструменты и средства

Опросники;

описания;

шкалы;

тестовые показатели; компьютеры;

индексы

Аудио и видеопленки; воспроизводящие устройства;

записи;

часто единственным инструментом является сам исследователь

Анализ данных

Дедуктивный;

статистический;

имеет место по завершении сбора данных

Индуктивный продолжающийся;

моделирование;

тематический;

понятийный;

метод сравнительных констант

Внутренняя валидность

Высокая

Низкая

Условия

Искусственные

Реалистические,

естественные

Схема

Структурированная

Неструктурированная

Реализм

Низкий

Высокий

Конструктная валидность

Низкая

Низкий

Надежность

Высокая

Низкая

Проблемы применения

Контроль других переменных;

задающий характер подхода;

валидность

Временная затратность; нестандартизированность процедуры; надежность

 

Из схемы видно, что у обоих типов анализа есть уязвимые места, ограничивающие возможности психологического исследования. Наиболее уязвимым местом количественных методов является ограниченность их возможностей по отношению к изучению феноменологии жизни человека в его экзистенциальной-феноменальности и пространственно-временной континуальности. Различия между количественными и качественными исследованиями заключаются в том, что первые являются позитивистскими, ограничивающими, не способными схватывать перспективу субъекта, абстрактными и основанными на безжизненных описаниях; вторые проявляют тенденцию к ненаучности и основываются на не строгой методологии. Приверженцы их утверждают, что они вводят постмодернистский и пост-позитивистский взгляд, соответствующий превалирующим социальным установкам.

Если брать за исходное тримодальную модель оснований человеческих действий Стивенс, социальной активности, фиксирующую наличие биологической, символической и рефлексивной сущностей (1998, c. 75-83), то количественные методы наиболее продуктивны по отношению к изучению биологической природы человека, так как на этом уровне наличествует возможность точных измерений; в значительно меньшей степени они применимы к символической, сущности и совсем неприменимы к рефлексивной сущности.

Главной проблемой качественных методов является их субъективность. Еще в конце XIX века Дильтей утверждал необходимость четкого разделения между науками о природе, Naturwissenschaften, и науками о человеке Geistewissenschaften. По мнению Дильтея, первым соответствуют внешнее наблюдение и причинно-следственное объяснение, вторым – постижение значений или понимания. Как отмечают Пиджеон и Хенвуд, «если исследователь стремится к пониманию участия человека в социальном мире, он обязан быть вовлеченным в теснейшую проверку того, как этот мир воспринимается глазами самого участника – с его феноменальной и социальной перспективы» (1998, c. 249).

В то же время это «окунание» в мир личных переживаний должно сопровождаться некоторой степенью остраненности исследователя от исследуемого, рефлексии собственной субъективности и проекций, связанных с воздействием собственного жизненного опыта. В наиболее разработанном виде эта проблема представлена в психоанализе и в герменевтике. И если в позитивистской методологии акценты делаются на «очищение» эмпирических данных от посторонних «примесей», то в названных традициях они смещаются на «очищение» от неизбежной субъективности интерпретаций и не в контексте доступа к объективным данным, а в контексте наиболее полной их репрезентативности тем смыслам и значениям, которыми оперирует автор.

В традиционном социально-психологическом разрезе эта проблема рассматривается в аспекте соотношения внешней и внутренней перспектив. Сегодня утверждается, что исследователь и исследуемое взаимозависимы, и постижение субъекта возможно только с позиций взаимогенерации знаний, а не «холодной» нейтральности или дистанцирования от изучаемого, что предполагается позитивистской методологией (1996, c. 251).

Отдавая приоритетность качественным исследованиям, как наиболее полно схватывающим реалии социальной жизни субъекта во всей гамме ее оттенков, Пиджеон и Хенвуд подчеркивают, что «исследователь, полагающийся на квантификацию для операционализации предсуществующих концептов в целях проверки ригидной теории, претендующей на развитие (с позиции внешнего наблюдателя по отношению к переживаемому миру исследуемого), не в состоянии решить поставленную задачу. Это происходит в силу того, что он фиксирует значения вместо их изучения через взаимодействие исследователя и исследуемого» (Pidgeon, Henwood, 1998, с. 252).

Различение количественной и качественной исследовательских парадигм по их отношению к объекту исследования сказывается и на их возможностях. В то же время многими авторами они рассматриваются не как взаимоисключающие, а как взаимодополняющие друг друга. Квантификация (число) и качественная репрезентация (слово) вместе могут рассматриваться как способы организации и упорядочивания сложного неструктурированного материала и в этом смысле могут последовательно сочетаться с социальным конструктивизмом (Kvale, 1997, c. 98).

Сегодня очевидно, что феномен человека не может полностью контролироваться или быть изолированным, как это предполагается в экспериментальном исследовании. Исключая качественные методы, исследователи могут упустить многие феномены социальной сущности человека, которые могут быть поняты только в контексте обстоятельств.

В то же время, исключая причинные взаимосвязи между переменными, устанавливаемые посредством количественных методов, а также квантификацию и анализ этих переменных для определения статистической вероятности, мы можем столкнуться с отсутствием какого-либо осязаемого результата вообще. Более того, не полагаясь на количественную определенность, мы лишаемся возможности сравнения как исследуемых феноменов, так и изучаемых характеристик человека или конкретного сообщества людей. Другое дело проблема критериев и способов соотнесения их друг с другом, что особенно остро стоит в рамках кросс-культурных исследований.

Количественное исследование стремится к идентификации и обособлению определенных переменных (поиск корреляций, взаимоотношений, причинности), в то время как качественные фокусируются на холистическом подходе к исследованию (анализ документов, история случая, наблюдение, интервью).

Количественные данные собираются в контролируемых условиях, следуя принципу вероятности того, что исследуемая переменная может описывать идентифицируемые взаимоотношения, в то время как качественные данные собираются в контексте естественных условий. Однако как те, так и другие стремятся к достижению надежности и валидности полученных результатов. Постоянство или стабильность данных показывают способность исследователя повторно подтверждать полученные результаты в рамках количественного подхода, в качественных же исследованиях главным является репрезентативность данных по отношению к истинной или полной картине.

Правда нераскрытым остается фундаментальный вопрос, связанный с разграничением их сферы компетенции. Должно быть, создаваемые на данном основании оценочно-сравнительные системы координат должны восприниматься как относительные и требующие, во-первых, постоянного уточнения в связи с динамикой истории, во-вторых, адаптации к конкретной культуре и субкультуре, как обладающими собственной имикой и итикой, обусловливающими своеобразие мира смыслов и значений, определяющих отношение к происходящему.

Качественные методы, будучи практически неприменимыми по отношению к биологическому аспекту человеческой тримодальной сущности, в высшей степени продуктивны по отношению к аспекту символическому и исключительно – к рефлексивному. Способность улавливания тончайших нюансов поточного мира экзистенциально-феноменальных переживаний личности является для них приоритетной, но одновременно создает ряд проблем, связанных с соотнесением уникальных переживаний в рамках одной личности, а тем более  – множества людей и их социального окружения.