В.А. Янчук
Формирование и управление вечатлением о личности другого человека

 

Адукацыя i выхаванне, 1998, № 4, с. 45—56


Идея открытия на страницах журнала социально-психологического университета зародилась у автора в результате ситуации, сложившейся в отечественной социально-психологической традиции. Ибо информированность о том, что делалось и делается в мире социальной психологии, необходима подрастающему поколению. В основе идеологии социально-психологического университета лежит итегративно-эклектический подход, разрабатываемый автором и предполагающий сотрудничество и партнерство различных психологических традиций, направленное на взаимообогащение и взаиморазвитие. Это и определяет стремление представить наиболее продуктивные подходы и школы, познакомить с известными исследователями и их разработками, очертить аспекты и измерения различных проблемных областей. Приглашаю читателей к диалогу, в котором могут сформироваться новые знания, новые взгляды и подходы к интереснейшему миру социально-психологической феноменологии. Проникновение в этот мир даст продуктивные всходы в виде приобщения к мировой социальной психологической культуре.


Начало знакомства с относительно новым миром знаний, так же, как и знакомство с новым человеком, во многом определяются первым впечатлением и умением им управлять. В этом контексте социально-психологический университет можно открыть с рассмотрения вопроса об особенностях формирования первого впечатления. Этот вопрос не так прост, каким показаться на первый взгляд. Сложность обусловлена, прежде всего, тем, что у нас нет и никогда не будет абсолютно достоверной информации о том, что именно происходит во внутреннем мире другого человека. Есть лишь возможность такого предположения, основанная на косвенных признаках — внешних проявлениях, которые, увы, могут оказаться весьма обманчивыми. Это только в популярных книжках типа "Читать человека, как книгу" утверждается однозначность интерпретации тех или иных поз и жестов, в жизни же эта интерпретация во многом определяется личностью не интерпретируемого, а, как

- 45 -

это ни удивительно, самого интерпретирующего, не свободного от собственных проекций и предубеждений. Попытаемся взглянуть на обсуждаемую проблему с точки зрения подходов, сложившихся в современной социальной психологии.

У отечественного читателя данная проблемная область ассоциируется чаще всего с исследованиями А.А. Бодалева и его последователей [2]. В Беларуси исследования в области педагогического аспекта социальной перцепции проводились С.В. Кондратьевой [4]. Не буду останавливаться на анализе того, что доступно отечественному читателю, и представлю современные подходы к проблеме формирования впечатления, сложившиеся в западной социальной психологии, и результаты собственных размышлений и исследований.

Процесс формирования впечатления о самом себе в глазах других людей является одним из самых привлекательных не только для ученых, но и для практиков. Наиболее сложный вопрос, который многие задают себе, — как меня воспринимают другие люди? В зависимости от адекватности найденных ответов часто определяется характер развития взаимоотношений. Неадекватность приводит к иллюзиям, комплекс невзрачности — к трагедиям. Сложность ситуации еще и в том, что у нас слишком мало возможностей получения адекватной информации о самих себе. Человек, положительно относящийся к нам, либо будет давать положительные оценки, либо не решится донести "горькую правду", ненавидящий будет воспринимать нас сквозь "темные очки". Это и явилось основанием для повышенного внимания к данному аспекту межличностных отношений.

Формирование впечатления является основным компонентом социальной перцепции и представляет собой процесс формирования оценочных и описательных решений об анализируемом человеке. Большинство исследований связано с выявлением особенностей первого впечатления. Менее изучен процесс последующего развития и уточнения впечатления по мере накопления опыта межличностного взаимодействия, влияния социальных ролей, стереотипов и т.п. Чаще всего изучается влияние когнитивных и аффективных детерминант на интерпретацию внешности и поведения.

В структуралистских подходах к формированию впечатления отражается линейная комбинация характеристик, обобщающих различные элементы информации, поступающей о индивиде. Для этого подхода характерна приверженность гештальтной модели, утверждающей, что отдельные черты составляют единую целостность, не сводимую к простой сумме составляющих ее частей. Каждая отдельная черта оказывает влияние на  значение всех других. Именно последнее и определяет рассмотрение черт лишь как частично влияющих на построение общего впечатления. В последние годы приоритет в формировании впечатления отдается схематическому подходу, согласно которому человек при формировании впечатления о другом чаще использует уже готовые схемы личности [7], представляющие ситуационно привязанные имплицитные теории личности, основанные на существующем опыте подобного рода оценок как конкретного человека, так и подходящих образцов или типажей. Именно влиянием наличных схем и объясняются многочисленные искажения и ошибки сформировавшегося впечатления. В данном случае выбор человека весьма ограничен. Не имея возможности получить полностью адекватную информацию о

- 46 -

внутреннем мире воспринимаемого, имея ограниченный объем информа­ции о предшествующей истории наблюдаемого, интерпретирующий вынужден полагаться на аналогии, схемы, эвристики и стереотипы. Ограниченность информационных ресурсов дополняется обусловленным ею проецированием интерпретирующим своих собственных особенностей личности на интерпретируемого, и освобождение от данного своеобразного трансферта сопряжено со значительными сложностями.

Fiske и Neuberg [5] предложили модель континуума, отталкивающуюся от конструктивистских процессов, где впечатление выводится из предсуществующих понятий и теорий об отдельных типах людей и переходящую к структуралистским процессам, в которых впечатление формируется из некоторой линейной комбинации существенных атрибутов человека. В соответствии с этой моделью конструктивистские процессы являются наиболее общими, в то время как структуралистские вовлекаются лишь в тех случаях, когда объект интерпретации особенно значим для воспринимающего и у него нет в наличии подходящей модели или набора атрибутов для первоначальной категоризации.

Неразрывное единство личности интерпретатора и атрибутов интерпретируемого является основоположением и экологической модели McArthur и Baron [13]. В соответствии с ней воспринимающий формирует впечатление об объекте восприятия на основе своеобразных предвосхищений, предоставляющих возможность действий согласно преследуемой цели. Характер подобных предвосхищений, или эвристик, зависит не только от структурирования информации о воспринимаемом объекте, но и от настроенности воспринимающего. Иными словами, настроенность проявляется в том, что человек видит то, что хочет или настроен видеть. И зависит она, в свою очередь, от социального фокуса воспринимающего, его перцептивных умений и предпринимаемых действий.

Подтверждением правомерности предложенных моделей является то, что характер и особенности впечатления определяются и состояниями сознания воспринимающего. В частности, эффект первого впечатления, или первичности, основывается на том, что первое впечатление о человеке наиболее субъективно отражает приемлемые и активированные характеристики воспринимающегося. Причем своеобразие сформировавшегося впечатления определяется предпочитаемыми интерпретирующим дескрипторами, т.е. средствами описания. Используемые воспринимающим дескрипторы и личностные конструкты часто оказывают заметное влияние. Эти конструкты и дескрипторы уже в процессе обработки поступающей информации как бы маркируют отдельные ее элементы и нивелируют другие. В данном случае как бы реализуется описанная Leyens и Darden [11] модель когнитивного скупца, предполагающая максимальную экономичность оценочной стратегии. Если удается найти хоть сколько-нибудь подходящую аналогию или ассоциацию, то это приводит, в буквальном смысле, к принудительному «впихиванию» нового человека в уже сложившуюся модель. Примеров такого рода особенно много в педагогической практике, когда опытный учитель, основываясь на стереотипном образе, сформировавшемся в предшествующей практике,

- 47 -

начинает антиципировать развитие взаимоотношений с учеником и неосознаваемо вынуждает его подчиняться, т.е. подтверждать правильность первой оценки учителя.

Не менее существенное влияние на формирование впечатления оказывают и схемы личности. В различного рода исследованиях и в собственной эмпирике имеется достаточно подтверждений влияния собственного образа на интерпретацию образа других людей. Например, часто в образе другого человека фиксируются характеристики, противоположные собственным, а также осуществляется проецирование на него имеющихся  качеств. В данном случае реализуются и такие защитные механизмы, как проекция и рационализация. В первом случае человек проецирует собственные качества на другого в целях опознания сформировавшегося отношения,  во втором — "достраивает" образ другого до "желаемого" из материала, который взят "с потолка". Отмеченные особенности формирования впечатления известны как эффект ожидания. Определенное влияние может оказывать и эффект контраста. В случае, если поведение не противоречит ожидаемому, происходит своеобразная ассимиляция впечатления, когда же оно находится в явном противоречии с ожидаемым, реализуется эффект контраста, проявляющийся в смене ориентаций в оценке на противоположные.

Активная роль интерпретирующего наиболее полно описывается присущими ему эвристиками, позволяющими существенно упростить процесс формирования впечатления и сформировать ориентиры даже при отсутствии достаточной информации. В частности, особая роль принадлежит доступным эвристикам, в которых представлена наиболее легко припоминаемая и актуализируемая информация, основанная на прошлом опыте оценок. При комбинации доступных эвристик с эвристиками репрезентативности их влияние еще более возрастает. Иллюстрацией к сказанному может быть следующий пример. Если весь предшествующий год учителю трепал нервы конкретный ученик, то его образ наверняка схематизируется и зафиксируется в опыте. На основании этой схемы будет построена эвристика, включающая наиболее запомнившиеся характеристики негативного образа ученика. При знакомстве с новым классом в случае, если кто-либо из учеников вызовет ассоциацию с данной эвристикой, это послужит настороженному поиску подтверждений ее точности. Причем поиск подтверждений, в силу предубежденности, скорее всего приведет к их нахождению. В частности, описанная особенность выступает в качестве одной из предпосылок консерватизма учителя. Чем больше учеников прошло перед его глазами, тем больше вероятность формирования устойчивых схем ни эвристик их типов.

Существенное влияние на формирование впечатления оказывают эмоциональное отношение и состояние, испытываемое воспринимающим в конкретной ситуации общения. В данном случае речь идет о сигнальной функции эмоций, позволяющей ориентироваться в окружающем и одновременно схематизирующей или стереотипизирующей последующий процесс интерпретации.

- 48 -

Функциональность этого процесса очевидна — если в опыте не будет заготовок, т.е. схем, то процесс узнавания и интерпретации человека будет слишком сложным и продолжительным. Схема, пусть искаженная и упрощенная, позволяет при­дать данному процессу больше динамичности, увы, в ущерб точности, процесс формирования впечатления тесно связан с процессом управления впечатлением. Сложность последнего обусловлена тем, что если другого человек видит непосредственно, то себя — лишь опосредованно.. Управление впечатлением в отечественной традиции начало изучаться совсем недавно и о каких-либо серьезных достижениях говорить пока не приходится. Поэтому полезно ознакомиться с теми наработками в данной проблемной области, которые накоплены за рубежом.

Управление впечатлением. В процессе межличностного взаимодействия существенная роль принадлежит управлению впечатлением, под которым понимается целенаправленная активность по контролю и регулированию информации в целях создания соответствующего образа [12, 374]. В процессе управления впечатлением люди стремятся построить в сознании окружающих определенные представления о себе и других (например, друзьях и врагах), объектах (учреждении, жилье) или событиях. В случае, если совершается попытка контролирования собственного образа в глазах других людей, речь идет о самопрезентации.

Под самопрезентацией понимается процесс осознаваемого или неосознаваемого, целенаправленного или стихийного предъявления определенных аспектов собственной самости окружающим, осуществляемый при взаимодействии людей. Самопрезентация выступает в качестве субкатегории управления впечатлением, связанного с более широким про­цессом контроля и регулирования информации, поступающей о других людях, объектах и событиях [12, 314].

Категория управления впечатле­нием имеет довольно длительную историю изучения. Исходно при рассмотрении данного вопроса использовалась аналогия между социальной жизнью и театром. Наибо­лее точно она отражена Шекспиром в его известной цитате: "Весь мир театр, и люди в нем — актеры". Психологическое понятие формирования впечатления также имеет драматургическое происхождение. Латин­ское слово "персона" обозначало маску, надеваемую актером в театре, роль — деревянный барабан с отрывками текста, которые он декларировал, аттитюд — отношения и чувства, демонстрируемые актером на театральной сцене.

Первое систематизированное со­циально-психологическое рассмотрение вопроса управления впечатлением связано с работами Goffman и особенно его известной книгой "Презентация самости в повседневной жизни", отрывки из которой опубликованы на русском языке под названием "Представление себя другим" [3]. Введя концепцию социальной драматургии, Goffman описывал межличностное поведение как спектакль, в котором заняты актеры. Используя терминологию драматур­гии, он попытался вскрыть специфику межличностного взаимодействия, зафиксировав факт особой роли в нем презентируемого "Я". Goffman впервые поставил вопрос о существовании в рамках одного и того же

- 49 -

человека как бы двух "Я": "Я" — для себя и "Я" — для других, подчиненных целям, преследуемым во взаимодействии. Впоследствии он при­шел к заключению о существовании еще и третьего "Я" — "чистого", или "необработанного" и проявляющегося в экстремальных ситуациях, например, в тюрьме или сумасшедшем доме.

В подходе Goffman фиксируется внимание на важных аспектах межличностного взаимодействия в контексте управления впечатлением — целеподчиненность предъявления образа, осознание человеком собственной неаутентичности в самопредъявлении. И, несмотря на критику, социально-драматургических построений, связанную с гипертрофированием влияния социальных ролей и правил, а также манипулятивной природой, идеи Goffman послужили фундаментом для огромного спектра открытий.

Своеобразный ренессанс исследований в области управления впечатлением начинается в 1980-е гг., когда публикуется ряд блестящих работ по этому фундаментальному межличностному процессу [10; 15]. В рамках различных подходов к проблеме управления впечатлением сегодня можно говорить о наличии единства взглядов как стратегического процесса коммуникации, связанного с созданием у аудитории преследуемого образа. Причем характерно рассмотрение этого процесса именно как взаимодействия, включающего особенности обеих участвующих сторон. Преднамеренный или непреднамеренный контроль за информацией о себе са­мом, аудитории и поведении лежит в сердцевине межличностных отношений. В то же время можно констатировать, что в рамках данной проблемы на сегодняшний день нет какой-либо общеразделяемой теоретической конструкции, поэтому речь идет скорее подходе, нежели о конкретной теории.

Исследования в области управления впечатлением проводятся по двум направлениям. В рамках первого осуществляется развитие старой интрапсихической традиции рассмотрения социально-психологической проблематики посредством добавления интерпретаций и описаний. Это относится к переосмыслению феномена когнитивного диссонанса, «вменению аттитюдов, реактивности, социальной фасилитации, групповой поляризации, агрессивному поведению и т.п. В рамках второго направления исследования развиваются как самостоятельная проблемная область со своим концептуальным аппаратом. Для этого направления характерно преобладание социально-когнитивного рассмотрении процесса познания.

Анализ управления впечатлением основывается на общей идее о том, что люди пытаются контролировать информацию в целях ее приспособления к специфическим особенностям аудитории во ими решения поставленных задач. Данная тенденция рассматривается как ментальная характеристика социального поведения. В этом  контексте управление впечатлением становится объектом не только социальной психологии, но и психологии личности, социализации, консультирования, воспитания и т.п.

В рамках осуществляемых исследований предпринимаются по найти ответы на следующие к. вые вопросы:

1.           Почему люди включаются в процесс управления впечатлен?

2.           Какой образ самости люди пытаются сконструировать и сохранить?

- 50 -

3.     Как они приходят к заключению о необходимости предъявления данного образа?

4.           Какова роль аудитории в процессе управления впечатлением?

5.           Является ли управление впечатлением искренним или показателем двуличности человека?

6.           Каковы индивидуальные различия в управлении впечатлением? [12, 3/5-376].

На первый вопрос ответ был дан еще Goffman, который подчеркивал мотивационный аспект управления впечатлением и рассматривал его как средство получения социального одобрения и достижения жизненно значимых социальных целей. Для продуктивного взаимодействия люди должны уметь определять ситуацию и исполняемые роли. Управление впечатлением является необходимой функцией коммуникации окружающим людям определенных идентичностей и планов взаимодействия. Как только желаемая идентичность установлена, каждый из участников взаимодействия возлагает на себя моральные обязательства вести себя в соответствии с избранной идентичностью (правило самоуважения: сохранение собственного лица) и одновременно принятия идентичности, определенной другими участниками взаимодействия (правило тактичности: сохранение лица другого). Таким образом, управление впечатлением позволяет участникам определиться друг в друге и наладить скоординированное и эффективное взаимодействие.

Более частные ответы на вопрос, почему люди вовлекаются в процесс управления впечатлением, вытекают из анализа их функций в социальной жизни. Прежде всего, он выполняет инструментальную функцию, позволяя достигать необходимых социальных целей и добиваться материальных результатов, включая одобрение, уважение, заработки, продвижение по службе и т.п. Достаточно очевидно, что успехи в социальной и профессиональной самоактуализации во многом связаны со способностями к управлению впечатлением. Оно является также сред­ством удовлетворения потребности во власти и контроле над окружением.

Большинство исследований по управлению впечатлением концентрируется на таком его аспекте, как самопрезентация. С ней и связан вопрос, какие именно образы люди стремятся сформировать в глазах окружающих. Первые исследования исходили из посылки, что люди стремятся сконструировать социально одобряемые образы. В них представлена довольно характерная для со­циальной психологии тенденция оперирования идеальными категориями и моделями. Эти идеальные модели тем не менее часто не стыкуются с житейской эмпирией, как не стыкуются с ней и уже обсуждавшиеся ранее модели рационального человека, когнитивного скупца и т.п.

В исследованиях последних лет признается факт существования различных образов и тактик эффективной самопрезентации [9; 14]. В частности, выделяются следующие тактики: запугивания, предполагающая презентацию себя как властного, иррационального в целях устраше­ния аудитории; мольбы, предполагающая презентирование себя как слабого и беззащитного в целях вызывания сочувствия со стороны аудитории; образцовости, предполагающая презентацию себя как морально выдержанного в целях вызывания у аудитории чувства стыда за

- 51 -

 вой грехи; "биения себя в грудь", предполагающая презентирование собственных достоинств в целях взывания уважительного отношения к себе; вкрадчивого обращения, предполагающая презентирование взывающего симпатию у окружающих образа, и т.д. Часто они носят чисто манипулятивный характер и принимают формы различных игр, блестяще описанных Эриком Берном [1]. Основной их целью является контроль за поведением других людей. Исследования показывают, что люди отнюдь не всегда стремятся к позитивному презентированию.

Обычно выделяют такие детерминанты презентирования: степень полезности конкретной самопрезентации для достижения цели и правдоподобность самопрезентации. Самопрезентация рассматривается как более полезная, если она значима для идентичности презентирующего, т.е. содержит значимые компоненты «Я»-концепции, или максимально способствует достижению значимой цели. Безусловно, самопрезентация обладает свободой воли, так как адресована социальному окружению и косвенно подчинена ролевым требованиям, невыполнение которых сопряжено с возможностью применения санкций. Schlenker и Weigold [15] выделяют следующие факторы, определяющие своеобразие самопрезентации:

1)      полезность для презентирующего (т.е. субъективная значимость тем выше, чем выше оценка результата со стороны значимого окружения);

2)      правдоподобность предъявляемого образа (т.е. наличие уверенности, что у аудитории не будет оснований для сомнений в искренности).

Вопрос, как люди конструируют и сохраняют предъявляемые образы самости, также является существенным аспектом анализа области управления впечатлением. Исследователи различают преднамеренную и непреднамеренную самопрезентации. Преднамеренное самопрезентирование является более контролируемым, непреднамеренное — более спонтанным. Сложность контроля и того, и другого сопряжена прежде всего со способностью самомониторинга, т.е. эффективностью обратной связи.

Теория  самомониторинга была разработана Snyder [17], исходя из явных индивидуальных различий у людей в степени мониторинга (т.е. текущего самонаблюдения и контроля) за собственной самопрезентацией. Лица с высоким уровнем самомониторинга характеризуются высоким соответствием между желаемым и реальным самопрезентированием, что достигается за счет способности рефлексировать свой внешний облик, а также фиксировать рассогласования по реакциям аудитории. Другой отличительной особенностью данного типа людей является гибкость и трансформируемость в зависимости от изменений обстоятельств. Здесь можно провес которую аналогию с хамелеоном. которая выражается в наличии высокой приспосабливаемости к обстоятельствам. Несомненным является и то, что для этого типа людей характерен высокий уровень непредсказуемости в поведении. Лица с низким уровнем самомониторинга в этом контексте отличаются большей естественностью и предсказуемостью, так как в их презентировании выражаются  действительно  устойчивые диспозиции.

- 52 -

 

Исследования особенностей мониторинга проводятся с помощью шкал самомониторинга, наиболее известными из которых являются 25-пунктная и 18-пунктная шкалы Snyder [16; 18].

Эмпирические исследования в области самомониторинга охватывают широкий спектр вопросов: соотно­шение самомониторинга и экспрес­сивного контроля, социальной перцепции, соответствие самооценки и внешней оценки, влияние межличнос­тных ожиданий, зависимость от особенностей ситуации и социальных ролей и т.п.

Процесс самомониторинга тесно переплетен с самоверификацией, под которой понимается стратегия самопрезентирования, направленная на установление обратной связи с окружающими людьми в целях уточнения адекватности "Я"-концепции. Согласно Swann [21; 22], люди мотивированы на поддержание самосоответствия представлений о самих себе. Процесс самоверификации включается в случае появления сомнений в адекватности этих представлений о субъективно значимых аспектах собственного образа. Самоверификация включает различные формы: избирательное отношение к подтверждающей информации; избирательные отношения с людьми, подтверждающими адекватность "Я"-концепции; поведение, направленное на подтверждение или опровержение адекватности "Я"-концепции; обратную связь с другими людьми. В случае неспособности опровержения информации о неадекватности "Я"-концепции осуществляется ее постепенное уточнение, достигаемое за счет постоянной корректировки во взаимодействии со значимыми другими. Потребность в самоверификации обусловлена необходимостью обеспечения адекватности во взаимоотношениях с окружающими людьми, а также развития представлений о самих себе.

Несмотря на представленные механизмы самомониторинга и самоверификации, процесс управления впечатлением в целом, как и процесс самопрезентации в частности, характеризуются наличием больших искажающих влияний, связанных прежде всего с предубеждениями. Анализируя аспект защищающейся самости, я уже отмечал определенную конструктивную роль предубеждений, связанную с обеспечением временной устойчивости системы представлений чело века о самом себе как необходимой предпосылки или основания прогнозирования и контроля происходящего. Эта инерционность образа самого себя, представленная в самопрезентации, также поддерживается посредством механики психологической защиты и тенденций поддержания самоудовлетворенности. Поддержание стабильности образа "Я" как условия управления впечатлением обеспечивается и особенностями атрибутирования, которые анализировались выше. Общая логика атрибутирования направлена на сохранение позитивного самоотношения. В частности, позиционная дифференцированность в аспекте достижений, описанная Jones и Davis [8], фиксирует присущую людям тенденцию возложения ответственности за собственные неудачи на окружающие обстоятельства. Фиксация возможных расхождений презентируемого "Я" с реакциями окружающих может переинтерпретироваться посредством дискредитации ролевых предписаний, снижения субъективной значимости взятых обязательств, обособления и т.п., направленных на трансформацию сформированного негативного впечатления на позитивное (например, я наказал его для его же пользы, и он

- 53 -

мне в будущем будет еще благодарен). В то же время в подобной апологетике реализовавшегося образа присутствует и факт осознания собственной неискренности, способствующий переоценке совершенных действий, необходимости следования взятым обязательствам, вывода о необходимости коррекции будущего поведения. Продуктивность реализации данной самоподдерживающей стратегии в самопрезентации имеет, конечно, ряд индивидуальных различий, связанных со способностями человека манипулировать собственным сознанием, идентифицироваться с принятой социальной ролью, с адекватностью в самооценке и многим другим.

В процессе управления впечатлением существенную роль играет аудитория, относительно которой осуществляется акт самопрезентации. По определению, управление впечатлением предполагает формирование у окружения определенного образа самого себя. Чем более значима и авторитетна аудитория, тем сильнее ее влияние. В последние годы начал тщательно изучаться и аспект влияния воображаемой аудитории. В частности, акт самопрезентации в отдельных случаях является спектаклем для самого себя, в котором человек выступает и зрителем, и экспертом. Театр "одного актера" часто сопряжен с риском потери адекватности во взаимоотношениях с другими людьми со всеми вытекающими из этого последствиями.

Еще одним не менее значимым вопросом является этический аспект управления впечатлением. Что представляет собой самопрезентация — акт искреннего предъявления себя или демонстрацию двуличной природы? Исходя из того, что управление впечатлением всегда предполагает контроль реакции аудитории, можно говорить о его целеподчиненной природе. Искус отождествления самопрезентации с двуличностью сегодня преодолевается посредством констатации своеобразного континуума искренности и двуличия. И действительно, при анализе процесса самопрезентирования постоянно фиксируется их временное чередование с преобладанием того или другого. Опять-таки имеет место детерминированность управления впечатлением индивидуальными особенностями участников, ситуацией взаимодействия, преследуемыми целями, особенностями аудитории и т.д. Причем часто речь не идет о какой-либо последовательности в искренности или манипулятивности самопрезентирования. Человек может достаточно легко менять одно на другое. Поэтому вопрос об определении некой индивидуальной стилистики самопредъявления весьма проблематичен. Например, студент в силу объективных обстоятельств, связанных с недостаточностью подготовки, может превращаться в актера, пытающегося сыграть роль "без вины виноватого" в преддверии экзамена с единственной целью — облегчить свою участь на экзамене. Более того, по мере вхождения в роль он может искренне верить в то, что исполняемое соответствует действительности, и совершенно не рефлексировать того обстоятельства, что его игра видна заинтересованному зрителю (преподавателю). После завершения спектакля студент может превратиться в искреннего в плоскости самопрезентации человека, хотя в случае его неудачи в целях самозащиты и будет предпринимать инерционные попытки дискредитации публики. Обвинять его в двуличной природе вряд ли обоснованно.

- 54 -


Для того чтобы сформировать в глазах другого достаточно полный и искренний образ себя, человеку надо предоставить очень много информации о различных аспектах своего внутреннего мира. К тому же здесь не последнюю роль играет и встречная избирательная активность интерпретирующей аудитории, достраивающей предъявляемый образ до некой временно логически завершенной конструк­ции. Так как наличная информация ограничена, то процесс достраивания может приобретать самые разнообразные, в том числе и совершенно не соответствующие действительности формы. Исследования показывают, что наиболее успешны в реализации преследуемых в самопрезентировании целей люди, обладающие способностью прогнозировать оценочную активность аудитории и "продавать ей то, что она хочет купить". Другое дело, что это может создавать много оснований для манипулятивности. Этический контекст также не столь легко интерпретируем. Можно, конечно, обвинять человека, демонстрирующего тебе свое дружелюбие, в лицемерии и т.п., но одновременно можно говорить и о его культуре самопрезентации — ведь вам лично приятно подобное внимание к вашей персоне?

Проблема аутентичного и неаутентичного в управлении впечатлением не является однозначной. Аутентичное и неаутентичное в самопрезентации взаимосвязаны и взаимозависимы. Аутентичное в «Я»-концепции определяет то, что предъявляется другим. Как правило, человек демонстрирует те аспекты своего "Я", которые субъективно расцениваются им как значимые. В то же время презентируемое подчинено целям взаимодействия и специфике аудитории, что, в свою очередь влияет на аутентичность.

В своей теории самопрезентации и самоверификации Swarm описывает процесс уточнения человеком представлений о себе как предъявление определенных аспектов собственного "Я" с антиципированием соответствующей реакции со стороны аудитории. Если реальная и прогнозируемая реакции не совпадают, происходит коррекция в самопрезентации и так продолжается до момента обретения устраивающего состояния. В то же время реакция со аудитории на презентируемое может приводить к интериоризации в аутентичное, исходно воспринимаемое как неаутентичное. Человек начинает верить в то, что его "Я" именно такое своеобразие, которое подтверждается значимыми другими. Исследования показывают, что люди изменяют представления о себе и самооценки посредством приведения их в соответствие с предшествующей стратегической самопрезентацией. Причем влияние верификации и мониторинга на образ "Я" тем выше, чем репрезентативнее с точки зрения человека аудитория.

Эта взаимозависимость процесса формирования впечатления от собственного образа "Я" и аудитории, как и возможность целенаправленного формирования стратегического впечатления с прогнозируемым эффектом, послужила основанием для развития широкой области социально-психологических исследований возможностей, механизмов и путей формирования позитивного впечатления, получившей название межличностной аттракции.

 


1.       Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих отношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. ПРАМЕБ, 1992. — 384 с.

- 55 -

2.                 Бодалев А.А. Личность и общение: Избранные труды. — М.: Педагогика, 1983. — 272 с.

3.                 Гоффман Э. Представление себя другим // Современная зарубежная социальная психология: Тексты. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — С. 188—196.

4.  Кондратьева С.В. Педагогическая и возрастная  психология: Тексты лекций по одноименному курсу для студентов педагогических специальностей: В 3 ч. Ч. 2. Психология учителя. — Гродно,   1996. — 91 с.

5.                 Fiske S.T., Neuberg S.L. A continuum of impression formation from category-based to individuating processes: Influences of information and motivation on attention and interpretation // Advances in experimental social psychology / Ed. M.P. Zanna. — N.Y.: Academic Press, 1990. — Vol. 23. — P. 1—74.

6.  Hewstone  M., Stroebe W. Stephenson G.M. (Eds) Introduction to social psychology. 2nd edition. — London: Blackwell Publishers, 1996. — 698 p.

7.  Hogg  M.A., Vaughan  G.M. Social psychology: An introduction. — London: Prentice Hall, 1995. — 662 p.

8.  Jones E.E., Daw's K.E. From Acts to Dispositions: the Attributions process in Person Perception // Advances in Experimental Social Psychology / Ed. L. Berkowitz. — NY: Academic Press, 1965. — Vol. 2.— P. 219—266.

9.  Jones  E.E., Pittman T.S. Toward a general theory of strategic self-presentation // Psychological Perspectives on the Self / Eds J. Suls. — Vol. 1. Hillsdale. — N.Y.: Lawrence Erlbaum, 1982. — P. 231—262.

10.  Leary, M.R., Kowalsky, Й.М. Impression management: A literature review and two-component model // Psychological Bulletin.— 1990. — Vol. 107. — P. 34—47.

11.         Leyens J.-P., Darden, B. Basic concepts and approaches in social cognition // Introduction to social psychology. 2nd edition / Eds M. Hewstone, W. Stroebe, G.M. Stephenson. — London: Blackwell Publishers, 1996. — P. 111—134.

12.         Manstead A.S.R, Hewstone M. (Eds) The Blackwell Encyclopedia of Social Psychology. — London: Blackwell, 1996.

13.  McArthur L.Z., Baron R. Toward an ecological theory of social perception // Psychological Review. — 1983. — Vol. 90. — P. 215—247.

14.         Schlenker B.R.  Impression   management: The self-concept, social identity, and interpersonal relations. Monterey, CA: Brooks Cole, 1980. —  264 c.

15.         Schlenker  B.R., Weigold M.F. Interpersonal processes involving impression regulation and management // Annual Review of Psychology. — 1992. — Vol. 43. — P. 133—168.

16.  Snyder M. Self-monitoring of expressive Behavior // Journal of Personality and Social Psychology. — 1974. — Vol. 30. — P. 526—537.

17.  Snyder M. Public appearances / public realities: The psychology of self-monitoring. — N.Y.: W.H. Freeman, 1987. — 288 c.

18.         Snyder  M., Gangestad S. On the nature of self—monitoring: Matters of assessment, matters of validity // Journal of Personality and Social Psychology. —1986. — Vol. 51. — P. 125—139.

19.         Social psychology / Eds E. Aronson, R. Helmreich. — N.Y.: Van Nostrand Company, 1973. — 586 c.

20.         Swann W.B.Jr. The Self as Architect of Social Reality / Eds B.R. Schlenker. The self and social life. — N.Y.: McGraw-Hill, 1985. — P. 100—126.

21.   Swann W.B.Jr. Identity negotiation: Where two roads meet // Journal of Personality and Social Psychology. — 1987. — Vol 53. — P. 1038—1051.

22.   Swann W.B.Jr. Quest for accuracy in person perception: A matter of pragmatics // Psychological Review. — 1984. — Vol 91. — P. 437—447.