В.А. ЯНЧУК

ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОГО ОБЪЯСНЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Адукацыя i выхаванне, 1998, № 9, с. 38—49.

 

В своей социальной жизни человек постоянно сталкивается с необходимостью поиска, конструирования и объяснения происходящего. Мы стремимся к пониманию собственного мира и мира вокруг нас, делая его упорядоченным и означенным. И мы же чувствуем себя дискомфортно, когда сталкиваемся с непонятным, непредсказуемым, не вписывающимся в наши объяснительные схемы. Мы выстраиваем объяснения, почему люди вокруг нас ведут себя именно  таким образом, а не каким либо иным и в этом смысле становимся наивными психологами. Выстраивание объяснений является чрезвычайно полезным потому, что создает возможность ориентировки в происходящем и прогнозировании его развития, что, в свою очередь, предоставляет возможность контроля.

Люди строят объяснения как физического, так и социального мира и, в целом, они носят причинный характер. Выделяя определенные условия, характеристики окружающих, как обусловливающее наблюдаемое, мы концентрируемся на нахождении «подлинных» причин, пытаясь отделить их от второстепенных. Причинные или каузальные объяснения, таким образом, становятся мощными инструментами предсказания и контроля.

Анализ особенностей процесса социального объяснения в современной социальной психологии связывается, прежде всего, с понятием атрибутирования, определяемого, как правдоподобное объяснение человеком самому себе причинности происходящего. Как люди отвечают для себя на вопрос о том, в чем причина происходящего? Какую информацию они используют, принимая решения? Какие стратегии используются людьми при построении выводов? В чем причины ошибочных объяснений? Поиск

- 38 -

ответов на эти и многие другие вопросы, связанные с пониманием лежащих в их основе особенностей и механизмов предпринимается в рамках теории атрибуции {Antaki и Brewin, [7]; Hewstone, [26]; Darley и Joel [16]}. Подробный обзор различных теоретических подходов к атрибутированию представлен в русскоязычной традиции Х. Хекхаузеном [1].

Разработка основ теории атрибуции начинается в 1950-е годы и связана в основном со следующими авторами и их теоретическими конструкциями:

1.   Heider [24] теория наивного психолога.

2.   Jones и Davis [31] теория корреспондирующего выведения.

3.   Kelley [32] ковариационная модель.

4.   Bem [11] теория самовосприятия.

5.   Weiner [48; 51] теория атрибуции.

6.   Abrahamson [3; 4] индекс глобальности

7.   Deschamp [17], Hewstone [26], Hewstone и Jaspars [27]

Наивный анализ действий F. Heider. Само понятие атрибуции, как и модель наивного ученого, были введены F. Heider [24]. Что делают люди, когда они пытаются объяснить события, происходящие в их социальном и физическом мире? С поиска ответа на этот вопрос и начал свои исследования Heider. Прежде всего, он обратил внимание на сложившийся в академической психологии отрыв от реальной жизни, выразившийся, прежде всего, в игнорировании проблем, стоящих перед конкретным человеком в его взаимодействии с другими людьми. Попытку исследования наивных, с позиции здравого смысла, теорий «обычными» людьми в условиях «обычной» жизни Heider начал с построения модели наивного ученого. Значимость такого рода теорий для социальной психологии связана с тем, что в реальной жизни человек оперирует своими собственными, а не абстрактно теоретическими теориями. А коль социальная психология, хочет она того или нет, претендует на постижение особенностей социальной жизни этих самых «обычных» людей, то она не может обойтись без изучения их объяснительных теорий.

Свои рассуждения Heider начал с анализа действия, общая схема которого представлена ниже:

 

                 Информация о возможностях личности                                   Окружения

 

 


Случай

 
                           

                             Х                                                                    -

 

 

 

 

 

 

 

 

Рисунок 1. Схема анализа действия по Heider

Приводится по: Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. Т. 2. М.: Педагогика, 1986, с. 76.

- 39 -

В приведенной схеме в качестве исходной посылки анализа поведения взята предложенная Lewin формула  B= f(P,S), определяющая поведение как производную от интернальных (личностных) и экстернальных (ситуативных) факторов. Далее оценка интернальных факторов конкретизируется через выделение интенций, прилагаемых усилий и имеющихся способностей, экстернальные же факторы подразделяются на сложность решаемой задачи и влияние случая. Понимание того, какой ряд факторов должен быть использован, делает мир атрибутирующего более предсказуемым и контролируемым.

Heider в своих идеях основывался на трех принципах:

1.   Так как люди рассматривают свое поведение как мотивированное, они пытаются выявить мотивы других людей, рассматривая причины и  основания их поведения. Выстраивание объяснений без такого причинного языка практически невозможно. Процесс выведения причинности аналогичен тому, который имеет место у ученого, выводящего причинные объяснения природы и значения жизни.

2.   В силу того, что мы конструируем теории причинности с целью предсказания и контроля окружения, мы стремимся ориентироваться на устойчивые характеристики окружающего, т.е. черты личности и их способности, а так же стабильные характеристики ситуации, в которой реализуется поведение и которые воздействуют на человека.

3.   Атрибутируя причинность поведения, мы дифференцируем личностные факторы (например, качества, способности) и ситуативные факторы (например, своеобразие ситуации, социальное давление). В первом случае речь идет о внутреннем (или диспозиционном) атрибутировании, во втором - о внешнем (или ситуативном) атрибутировании. Heider считал, что т.к. внутренние причины или интенции скрыты в нас самих, то мы можем только предполагать их и то только в том случае, если нет явных внешних причин. В то же время мы проявляем высокую готовность приписывать стабильные личностные особенности других людей в качестве причин их поведения.

Heider в своих работах в плоскости атрибутирования определил практически все направления исследований, разрабатывавшихся в последующие годы. Наконец, именно при его непосредственном участии произошел радикальный поворот в сторону "оживления" социальной психологии, включения в поле анализа реальной жизненной проблематики. Конечно же, этот поворот с позиций сегодняшнего знания может выглядеть и не столь уж радикальным, но нельзя забывать и о том, что сделан он был во время жесткого доминирования позитивистской методологии.

Теория корреспондирующего вывода Jones  и Davis. Теория корреспондирующего вывода Jones и  Davis [31] объясняет, как люди приходят к выводу о том, что поведение человека соответствует лежащей в его основе диспозиции - например, как мы приходим к заключению, что причиной дружеских отношений является дружелюбие. Jones и Davis считают, что люди заинтересованы в совершении корреспондирующих заключений в силу того, что диспозиционные причины являются стабильными и позволяют делать поведение более предсказуемым. Что, в свою очередь, увеличивает наше собственное ощущение

- 40 -

 контролируемости мира. Центральное понятие теории, «корреспондирующий вывод», определяет процесс принятия воспринимающим решения о том, что наблюдаемое поведение обусловлено, или корреспондирует, конкретным чертам или характеристикам личности. Процесс выведения личностных диспозиций предполагает два процесса - атрибутирование интенций (осознает ли человек, что он делает) и атрибутирование диспозиций (какие особенности личности заставили его делать это).

Первой задачей воспринимающего является выяснение того, что именно влияет на наблюдаемые действия. Согласно Jones и  Davis для совершения вывода о том, чем именно обусловлены действия, воспринимающий должен предполагать, что действующий осознает последствия совершаемых действий, и что он обладает способностями совершать их.

Решающее влияние на диспозиционное атрибутирование оказывают представления воспринимающего о том, что должны делать люди в сходной ситуации (социальная желательность). Корреспондирующий вывод тем точнее, чем совершаемые действия являются социально не одобряемыми. Лишь поведение, противоречащее социальным ожиданиям является действительно информативным по отношению к действующему. Когда люди действуют в ситуации в соответствии с социальными ожиданиями или исполняют соответствующую социальную роль их поведение мало информативно.

Для лучшего понимания логики рассуждений Jones и  Davis воспользуемся приводимой ниже схемой:

1.   Обобщениям о том, что другие осведомлены об  уникальности эффекта и поведение должно быть интенциальным, для того чтобы произвести данный эффект. В то же время, чем меньше уникальных эффектов в поведении, тем больше его выбор говорит о диспозициях личности.

2.   Социальная желательность поведения дает мало информации о диспозициях, т.к. считается, что оно контролируется социальными ролями. В то же время социально нежелательное поведение дает больше оснований для совершения корреспондирующих выводов.

3.   Более уверенные корреспондирующие выводы делаются о поведении, имеющем значимые последствия для нас самих, что означает его гедонистическую уместность.

4.   Более уверенные корреспондирующие выводы совершаются в отношении поведения, которое непосредственно направлено на нанесение ущерба для нас или осуществляется в наших интересах, что означает высокий персонализм поведения.

Теория корреспондирующих выводов имеет ряд ограничений: (1) Не смотря на то, что в теории утверждается необходимость предшествования атрибутирования интенций диспозиционным выводам, некоторые диспозиции определяются как непреднамеренные (например, неуклюжесть). К тому же теория оказывается применимой только к ситуациям с ограниченным выбором. (2) Информативность поступков, противоречащих ожиданиям, соседствует с информативностью поступков согласованных с ожиданиями (поведение,

- 41 -

подтверждающее стереотипы). (3) Большинство исследований, проведенных под влиянием теории, не были связаны с измерением собственно каузальной атрибуции (Hewstone и Fincham, [25: 170]).

 

 

 

 

 

 

 

 


                                                                                     Корреспондирующий

                                                                                                   вывод

 

 

 


                                                                   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Действие оказывает непосредственное влияние на нас (гедонистическая уместность)

 
 

 

 

 

 

 

 


Рисунок 2. Процесс совершения корреспондирующего вывода.

Приводится по: Hogg, M.A., & Vaughan, G.M. Social Psychology: An Introduction. London: Prentice Hall, 1995, p. 79.

 

Ковариационная модель H. Kelley. По всей видимости, наиболее известной теорией атрибуции является ковариационная модель Kelley [32]. Kelley начинает свой анализ с выяснения вопроса - какая именно информация используется человеком в каузальном атрибутировании. Он рассматривает два возможных случая по отношению к количеству имеющейся в распоряжении человека информации. В первом случае в его распоряжении имеется информация из различных источников, создающая достаточно широкое представление о возможных причинах поведения и тогда используется логика ковариирования. Во втором случае объем информации ограничен и используется логика конфигурирования. Для иллюстрации использования представленных логик атрибутирования возьмем ситуацию несдачи экзамена по социальной психологии. Если эта несдача является  первой, если другие студенты так же не добились успеха, то вполне возможным является возложение ответственности скорее на специфику предметной области (сложности вопросов), или личностные особенности экзаменатора

- 42 -

 (предвзятости отношения к студентам), нежели на самого студента. Во втором случае атрибутирующий исходит из единичных фактов и вынужден обращать внимание на конфигурацию факторов, выступающих как правдоподобные причины наблюдаемого эффекта. В отношении рассматриваемого примера в качестве такового будет сам ответ студента, особенности его личности или привычная схема интерпретации подобного рода ситуаций, сформировавшаяся у атрибутирующего.

В своих рассуждениях Kelley, как это уже отмечалось ранее, исходит из рассмотрения человека по аналогии с наивным ученым. Первоначально люди пытаются определить, какие факторы являются ковариирующими с анализируемым типом поведения, а затем оценить их каузальную роль. Используемая в процессе рассуждений процедура напоминает широко используемую в математической статистике технику анализа вариантов (ANOVA) и по этой причине модель Kelley часто называют моделью ANOVA. В этой модели для выяснения того, какие именно факторы являются определяющими по отношению к конкретному поведению - внутренние (например, особенности личности) или внешние (например, социальное давление), люди используют принцип ковариирования наличной информации.

Процесс ковариирования предполагает оценку  трех классов информации, ассоциируемой с происшедшим действием (например, смехом), особенностями личности (например, Джона) и потенциальной причиной (например, комедией):

1.   Информация о соответствии или последовательности - всегда ли Джон смеется на этой комедии (высокая последовательность) или это происходит иногда (низкая последовательность).

2.   Информация об отличии - Джон обычно смеется на всех комедиях (низкое отличие) или только на этой (высокое отличие).

3.   Информация о согласованности - все ли смеются на этой комедии (высокая согласованность) или смеется только один Джон (низкая согласованность).

В случае если последовательность невелика люди не принимают в расчет потенциальную причину и осуществляют поиск альтернативной (см. Рисунок 3). Если Джон иногда смеется на кинокомедии, а иногда нет, то ни Джон, ни комедия не являются ковариирующими факторами. Если последовательность, отличие и согласованность высоки, то возможно определение в качестве ковариирующего фактора комедии. В случае низких отличия и согласованности возможно ковариирование с особенностями личности Джона.

Приведенный пример представляет общую схему рассуждений Kelley, проверка которой была предпринята McArthur [35]. Рассматривая приведенный пример смеха Джона на комедии, McArthur выделяет восемь возможных комбинаций конфигураций. Подтвердив, в целом, теоретические построения Kelley, McArthur отметил тенденцию людей переоценивать информацию о согласованности. В то же время исследования, проведенные в последние годы, поставили и ряд общих вопросов:

1.   Действительно ли исходное предположение об использовании людьми в процессе атрибутирования или ковариирования принципов последовательности, согласованности и отличия соответствует реальной практике повседневной жизни?

- 43 -

2.   Существует достаточно доказательств того, что в реальности логика атрибутирования значительно скупее.

3.   Нет реальных гарантий того, что люди фактически используют принципы ковариирования - фактически люди чаще проявляют тенденцию выдвижения в качестве причины наиболее характерные черты или аналогии.

4.   Если люди атрибутируют по аналогии с ковариированием или коррелированием, то они обязательно должны выступать в роли наивных ученых, что не всегда соответствует действительности (Hogg, & Vaughan, [29: 81]).

5.   Корреляция отнюдь не всегда соответствует реальной взаимосвязи между переменными, имеющими место в жизни (Einhorn, & Hogath, [18]).

6.   Люди не являются столь квалифицированными специалистами в области анализа информации, точно так же как отнюдь не все их действия являются рациональными [29: 81].

 

                                    СМЕХ ДЖОНА НА КОМЕДИИ

 

 

Возможные                     Личность              Обстоятельства             Стимул

отдельные причины

 

Является ли                    Для                               Для                                Для

поведение                     людей                    обстоятельств                стимулов

характерным          ?                            ?                                  ?                           ?

 

      Типы

   информации

          (независимые

           переменные)         Согласованность     Последовательность       Отличие

 

                                            Высо-           Низ-      Высо-               Низ-      Высо-  Низ-

                                     кая              кая          кая                  кая           кая      кая

 

8 комбинаций

информации                           2              r              2              r               2    

 

Рисунок 3. Приводится по: Hewstone, M., Stroebe, W., and Stephenson, G.M. (eds.). Introduction to Social Psychology. London: Blackwell Publishers, 1996, с. 171.

 

Исследования последних лет в области развития теории ковариации концентрировались на вопросах выяснения как именно воспринимающий обращается с согласованной, последовательной и отличной информацией. Hewstone и Jaspars [27] предложили «логическую модель» процесса атрибутирования, представляющую собой метод, посредством которого воспринимающий может анализировать ковариацию (и идентифицировать возможные и достаточные условия происхождения эффекта), но без вычислительного мысленного анализа

- 44 -

вариантов. Несмотря на то, что это модель оказалась более пригодной для предсказания особенностей атрибутирования воспринимающего, она отличается крайне сложной моделью рассмотрения личности. Альтернативная модель «фокусирования на  условиях отклонения от нормы» (ACF), предложенная  Hilton и Slugoski [7] представляет элегантную, но простую схему анализа. В соответствии с моделью мы отбираем в качестве причины необходимое условие, которое является отличным от нормы в сравнении с обычными основаниями целевого события. Модель ACF предполагает, что субъект обращается с согласованной, последовательной и отличающейся информацией как с «контрастным случаем» отличающихся от нормы условий, способствующих происхождению события. Отклоняющиеся от нормы условия затем рассматриваются как причины события. Hilton и Slugoski утверждают, что низкая согласованность информации (каждый сделает так) позволяет идентифицировать отклоняющуюся от нормы цель личности; информация о высоком отличии (никто не будет делать так) идентифицирует отличающийся от нормы стимул; и информация о низкой последовательности (это не характерно для него) идентифицирует отклоняющиеся от нормы обстоятельства поведения. Модель Kelley продолжает оставаться объектом исследований и сегодня (Cheng, Novick, [15]; Forsterling, [22].

Специальным случаем модели Kelley является атрибутирование, основанное на отдельных наблюдениях. Понимая, что модель ANOVA является своего рода идеальной моделью и что в реальной жизни человек имеет дело далеко с неполной информацией о причинности наблюдаемого, дефицитом времени и мотивированности на учет множественных факторов, Kelley предложил частный вариант своей модели. В случае отсутствия необходимой полноты данных к процессу атрибутирования подключаются каузальные схемы. Они представляют собой быстро конструируемые и воспроизводимые представления, предположения, а иногда мини теории, основанные на опыте того, как отдельного рода причины, взаимодействуя друг с другом, могут вызывать определенного рода эффекты. Воспринимающий может интерпретировать информацию сравнивая и интерпретируя ее при посредстве имеющейся схемы.

Одной из простейших социальных схем является схема множественной достаточности (MSC). В соответствии с этой схемой любой ряд причин (например, таких как  домашние проблемы, плохие условия работы, недостаточные усилия и т.п.), действуя по отдельности, может приводить к одному и тому же эффекту (например, не сдаче экзамена) (Hewstone, Fincham, [25:173]). Kelley, наряду со схемами, предложил ряд, сопутствующих им принципов. MSC схема ассоциируется с принципом не принятия в расчет, в соответствии с которым если ряд причин может вызвать один и тот же эффект, то они не должны приниматься во внимание. Вторым принципом является принцип увеличения в соответствии с которым роль данной причины возрастает если эффект реализуется в присутствии сдерживающей причины. Например, если

- 45 -

студент сдает экзамен, не смотря на то, что у него высокая температура это свидетельствует о детерминированности факта сдачи скорее факторами работы и способностей, нежели везения. Принцип увеличения применим как к случаю MSC, так и к более сложной модели схемы множественной достаточности причин (MNC). В соответствии с последней для вызывания эффекта должно иметь место совместное  оперирование ряда причин. Kelley предполагал, что такого рода схемы вызываются в случаях описания необычных и экстремальных эффектов (там же, стр. 174).

Kelley предполагал существование и целого ряда других типов схем, оперирующих в процессе атрибутирования. С его точки зрения их наличие является важным по следующим трем основаниям: (1) они помогают воспринимающему атрибутировать при наличии неполной информации; (2) они представляют собой общие причинно-следственные концепции в отношении различных содержательных областей; (3) они представляют воспринимающему «причинные стенограммы» для быстрого и легкого обращения со сложными, комплексными влияниями (Fiske, Taylor, [21]).

Не смотря на крайнюю привлекательность концепции каузальных схем, в их отношении остается много нерешенных вопросов, требующих теоретического и эмпирического изучения. Согласно Fiedler [20] центральными являются два вопроса: (1) Существование и функционирование каузальных схем, пусть и интуитивно правдоподобных, не было успешно продемонстрировано. Те же демонстрации, которые имели место, рассматриваются Fiedler как чрезмерно искусственные. (2) Fiedler так же критикует абстрактность, свободность от содержания схем. По его мнению, схемы должна представлять организованное знание, основанное на культурных традициях, а не отражать абстрактное отношение причины и следствия.

Не смотря на наличие дискуссионных вопросов как ковариационная, так и конфигурационные модели атрибутирования продолжают оставаться в центре внимания исследователей как один из самых продуктивных подходов к проблемной области атрибутирования.

Атрибутивная теория мотивации и эмоций B. Weiner. Weiner предпринял попытку исследования еще одного измерения теории атрибуции - особенностей атрибутирования достижений [46; 49; 50]. Он интересовался причинами и следствиями атрибутирования успешности и не успешности собственных действий. В его логике предполагается рассмотрение трех измерений достижений:

1.   Локус - является ли исполнение обусловленным самим действующим (внутренним) или ситуацией (внешним)?

2.   Стабильность - являются ли внутренние или внешние причины стабильными или не стабильными?

3.   Контролируемость - в какой степени решение предстоящей задачи находится под контролем исполнителя?

Сочетание этих трех измерений может привести к восьми возможным комбинациям, представленным на приводимом ниже рисунке. Например, неудача на экзамене по социальной психологии может быть атрибутирована необычными помехами, исходящими извне (правый верхний блок на рисунке) в случае, если студент ранее отличался хорошими результатами (т.е. неудача обусловлена внешними факторами) и был обеспокоен чиханием рядом сидящего студента (стабильным и не контролируемым, т.к. на следующем экзамене больной коллега может и не появиться, либо студент сядет от него подальше).

- 46 -

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Приводится по: Hogg, M.A., & Vaughan, G.M. Social Psychology: An Introduction. London: Prentice Hall, 1995, p. 85.

 

Модель Weiner является динамической, т.к. она учитывает, что люди первоначально осуществляют оценку успешности или неуспешности действий, а потом испытывают соответствующие позитивные или негативные эмоции. Затем они совершают причинное атрибутирование  исполнению, что, в свою очередь, вызывает более специфичные эмоции (например, гордость за проявленные способности) и повышение ожидаемой эффективности в отношении будущих действий.

Трехмерная схема Weiner (локус х стабильность х контролируемость) стала основанием для общей теории мотивации и эмоций, которая в общем виде может быть представлена следующим образом:

Событие (неудача на экзамене) ® эмоциональная реакция на результат ® каузальная атрибуция ® психологические последствия (будущие ожидания, эмоциональные состояния ® поведение

 

Модель Weiner получила достаточно хорошую эмпирическую поддержку, показавшую зависимость атрибутирования от факторов локуса, стабильности и контролируемости информации. В то же время критики отмечают меньшую значимость измерения контролируемости по сравнению с ожидавшимся. К тому же в процессе атрибутирования люди не ограничиваются выделенными тремя измерениями. Например, в ряде исследований установлено наличие измерения интенциальности - неинтенциальности (Passer, Kelley, and Michela [38]).

В недавно вышедшей работе, Weiner [53] показывает, как решение об ответственности за действия может быть использовано, как основание для утверждении об генерализованности его исходных принципов по отношению к широкому спектру поведения. Эту возможность генерализации он устанавливает как основание для общей теории социального поведения. Weiner придает центральную роль

- 47 -

атрибутированию ответственности, как определяющему эмоциональное состояние субъекта и направляющего его поведение. Как отмечают Hewstone и Fincham [25], это приводит к некоторой модификации общей схемы Weiner, которая может быть представлена в следующем виде:

Событие (неудача на экзамене) ® эмоциональная реакция на результат ® каузальная атрибуция ® решение об ответственности ®  эмоциональные состояния (злоба, симпатия) ® поведение

Значимость этого уточнения заключается не столько в его принципиальной  новизне, сколько в обосновании значимости общей схемы анализа для теории социального поведения.

 

(Продолжение следует)

 

Ссылки:

 

  1. Хекхаузен Х.  Мотивация и деятельность. В 2 т. Т. 2. –  М.: Педагогика, 1986.
  2. Antaki C. and Brewin C. (Eds) Attribution and psychological change: applications of attributional theories to clinical and educational practice. — London: Academic Press, 1982. — 250 p.
  3. Darley J.M., Joel C. (Eds). Attribution and social interaction: the legacy of Edward E, Jones. Washington, DC: APA, 1998. — 550 p.
  4. Heider F. The Psychology of Interpersonal Relations. — NY: Wiley, 1958. — 322 p.
  5. Jones E.E. & Davis K.E. From Acts to Dispositions: the Attributions process in Person Perception / Eds L, Berkowitz, Advances in Experimental Social Psychology. — Vol. 2. — NY: Academic Press, 1965. — P. 219—266.
  6. Kelley H.H. Attribution Theory in Social Psychology / Eds D. Levine, Nebraska Symposium on Motivation. Lincoln, NE: University of Nebraska Press. 1967, — P. 192-238.
  7. Bern D.J. Self-perception Theory. In L. Berkowitz (Eds), Advances in Experimental Social Psychology. — NY: Academic Press, 1972. Vol. 6. — P. 1—62.
  8. Weiner B. Achievement Motivation and Attribution Theory. Morristown. — NJ General Learning Press, 1974. — 216 p.
  9. Weiner B. An Attributional Theory of Motivation and Emotion. — NY: Springer-Verlag, 1986. — 304 p.
  10. Abramson L.Y. Metalsky G.I. and Alloy L.B. Helplessness depression: A theory-based subtype of depression // Psychological Review, 1989. — N 96. — P. 358—372.
  11. Deschamp  J-C. Social Attribution / Eds J. Jaspars. F.D. Fincham and M. Hewstone. Attribution Theory and Research: Conceptual. Developmental and Social Dimensions, — London: Academic press, 1983. — P. 223—240.
  12. Hewstone M Causal attribution: from cognitive processes to collective beliefs. — Oxford: Blackwell, 1990. — 315 p.
  13. Hewstone M. and Jaspars J.M.F. Social Dimensions of Attribution / Eds H. Tajfel. The Social Dimension, — Cambridge: Cambridge University Press, 1984, — P. 379—404.
  14. Hewstone  M. and Fincham F. Attribution theory and research / Eds Hewstone M., Stroebe W, and Stephenson G.M. (Eds), Introduction to Social Psychology, London: Blackwell Publishers, 1996. — P.167—204.
  15. McArthur L.A. The how and what of why: some determinants of consequences of causal attributions // Journal of Personality and Social Psychology. — 1972. - N 22. - P, 171 — 193.
  16. Hogg M.A. and Vaughan G.M. Social Psychology: An introduction. — London: Prentice Hall, 1995. — 663 p.
  17. Einhorn H.J. and Hogarth R.M. Behavioral decision theory: processes of judgment and choice Annual Review of Psychology. — 1981. — N° 32. — P. 53—88.
  18. Cheng P.W. and Novick L.R. A qualitative model of causal induction // Journal of Personality and Social Psychology. — 1990. — N 58. — P. 545—547.
  19. Forsterling F. The functional value of realistic attributions // European Journal of Social Psychology. — 1995. — Vol. 5. — P. 151 — 180.
  20. Fiske S.T. and Taylor S.E. Social Cognition. — NY: McGraw-Hill (2nd ed.), 1991. — 718 p.
  21. Fiedler K. Causal Schemata: review and criticism of research on a popular construct // Journal of Personality and Social Psychology, — 1982, — N° 42, — P. 1001 1013.
  22. Weiner B. Human motivation: metaphors, theories, and research. Newbury Park, Calif.: Sage, 1992. — 391p.
  23. Weiner B. Judgements of responsibility: a foundation for theory of social conduct. — NY: Guilford Press, 1995. — 301 p.
  24. Passer MIA/, Kelley H.H. and Michela J.L. Multidimensional scaling of the causes for negative interpersonal behavior // Journal of Personality and Social Psychology, — 1978, — N° 36, — P. 951—962.

- 48 -