В.А. Янчук

Межличностная аттракция и детерминирующие ее факторы

Адукацыя i выхаванне, 1998, № 5, с. 53--61.

(окончание. Начало в № 4)

 

В широком смысле под межлич­ностной аттракцией понима­ется формирование положи­тельного эмоционального отношения в процессе восприятия людьми друг друга. Исследование факторов меж­личностной аттракции началось в 1930-е гг. с анализа вопросов, кто кого привлекает и почему. Особое влия­ние на развитие исследований ока­зали Moreno и Newcomb. В эти же годы выходит популярнейший бес­тселлер Дейла Карнеги "Как заво­евывать друзей и оказывать влия­ние на людей", выдержавший пять­десят переизданий в США и став­ший таким же бестселлером в 80-е гг. в нашей стране. Адапта­ция рекомендаций Карнеги к прак­тике межличностного взаимодейст­вия получила отражение и в отечес­твенной психологической литерату­ре [2; 4 и др.].

Внимание, уделяемое этому фе­номену, привело к появлению мно­гочисленных и разнообразных иссле­дований. Особый интерес вызыва­ли вопросы возникновения аттрак­ции при первом знакомстве, в дружбе и любви. У исследователей в силу разных причин присутствовала ил­люзия того, что закономерности, выявленные в экспериментах со сту­дентами, носят исключительно уни­версальный характер. Следует отме­тить и традиционную стимульно-реактивную ориентацию исследова­ний. Многочисленные детерминанты аттракции, выявленные в них, как правило, выступают в качестве сти­мулов, что и обусловливает постро­ение соответствующих (по Карнеги) рекомендаций. Присущая тому вре­мени исследовательская эйфория открытия общих законов человечес­ких взаимоотношений в последую­щем сменилась периодом пессимизма, особенно характерным для поведен­ческой психологической традиции. В доказательство полезности работы, проведенной представителями пове­денческой традиции, можно конста­тировать: без нее не были бы воз­можны как фиксация феномена ат­тракции, так и его экстенсивное изучение, создавшее необходимую базу для последующего углубленно­го анализа.

Новая волна исследований сфор­мировалась на гребне очередного детища социальных психологов — аттитюда. Аттракция стала рассмат­риваться как аттитюд, направленный на конкретного человека и охватывающий все три традиционно выделяемых его компонента:

- 53 -

 когнитивный представления о человеке), аффективный (чувства к человеку) и поведенческий (тенденции к определенномy поведению во взаимоотношениях с человеком). Причем, как правило,   подчеркивалась   взаимозависимость каждого из этих компонентов.   В   теоретических   построениях минировали   идеи   симметрии, баланса и соответствия между ними. Например,   в   теории   баланса   [12] утверждалось, что люди положительно относятся к тем, кто проявляет симпатию к ним, т.е. любят своих друзей и ненавидят   врагов.   Теория баланса наряду со всеми ее достоинствами  имела  существенный  не­достаток — одномерность трактовок такую связь с реальной жизнью, можно   вообразить   универсальное действие, приводящее вне зависимости от контекста, динамики отношений  к неизбежной аттракции. В 70-е гг.  в поведенческой традиции   к   феномену   межличностной аттракции   начала   использоваться ель подкрепления,   разработан-Lott [17] и пытающаяся аккумулировать   идеи   теории   баланса   и обмена, в соответствии с которыми решающей предпосылкой межличностной аттракции является включение во взаимоотношения подкреплений. Если ваши действия получают подкрепление со стороны других людей, отношении к ним и формируется аттракция.  Другая  модификация интерпретации   теории   научения   к межличностной аттракции получила название модели подкрепления-эмоций Вугnе  и   Clore   [8].   В   ней  подкрепление дополнено эмоциональным компонентом. Логика полностью соответствует классическому обусловливанию   И.П. Павлова.   Как   собака научается установлению ассоциации между пищей и звонком, так и чело­век устанавливает ассоциации с позитивными характеристиками других  людей и окружения.

Модель   подкрепления-эмоции включает следующие положения:

1. Люди идентифицируют воздействующие  на  них  стимулы  поощрения   или   наказания   и   стремятся   к нахождению   первых   и   избеганию вторых.

2. Позитивные  чувства ассоции­руются с поощрением, а негативные — с наказанием.

3.        Стимулы оцениваются в определениях   вызываемых   ими   чувств. Оценка  позитивна   в  случае  возни­кновения позитивных чувств и нега­тивна — при возникновении негатив­ных чувств.

4. Любой   нейтральный   стимул, ассоциируемый  с  позитивным  под­ креплением,   вызывает   позитивные чувства и наоборот.

Соответственно, вызывание сим­патии или антипатии конкретными людьми связано с теми чувствами, которые ассоциируются с ними. Безусловно, поведенческая интерпре­тация феномена межличностной ат­тракции является слишком упрощен­ной, но, одновременно, полностью соответствующей общей стимульно-реактивной методологической модели. К тому же анализ эмпирии челове­ческих отношений показывает нали­чие довольно строгой зависимости между поощрением и характером эмоциональных отношений. В частнос­ти, практически все рекомендации, сформулированные Дейлом Карнеги, обладают стимульно-реактивной природой, подчиняясь формуле "по­ощряй другого".

В последнее время начинает по­ниматься сложность феномена меж­личностной аттракции, его динами­ческая и процессуальная природа.

- 54 -
Единственно четко зафиксированной констатацией является тот факт, что люди   предпочитают   выстраивать позитивные отношения с теми,  кто создает возможности для взаимопо­ощрения.   Во  многом  эти   идеи  ба­зируются   на   теории   социального обмена Homans [14]. Описывая меж­личностные отношения при помощи концептуального аппарата, заимство­ванного у экономики, Homans исполь­зует  коэффициент затрат /  приоб­ретений, расшифровывающийся опять-таки   при   посредстве   рацио­нальной  аналогии — человек взве­шивает  возможные  затраты  на до­стижение цели и получаемую выго­ду. Если затраты окупаются — отно­шения позитивны, если они превы­шают   прибыль,   то  отношения   ста­новятся   негативными. Логически взаимовыгодные отношения, казалось бы, составляют фундамент межлич­ностной  аттракции.   Но  в реальной жизни человек  далеко не   всегда рационален в своих чувствах и пос­тупках   и   не   всегда   уподобляется бухгалтеру,   подводящему   баланс взаимоотношений.

Foa и Foa [11] утверждают шесть типов межличностных отношений, включающих обмен ресурсами:

1. Товары — любые продукты или объекты.

2.     Информация — советы, мнения или  рекомендации.

3.  Любовь — нежные взгляды, тепло или  комфорт.

4. Деньги  — любые  деньги   или все то, что имеет цену.

5.        Обслуживание — любая телес­ная активность или принадлежность человеку.

6.        Статус — оценочные решения, предоставляющие высокий  или  ни­зкий  престиж.

Любые из этих ресурсов могут быть объектами  взаимообмена  во  взаимоотношениях людей. В соответст­вии с данным подходом в большин­стве межличностных отношений мы пытаемся использовать минимаксную стратегию, предполагающую мини­мизацию затрат и максимизацию выгоды. Эта стратегия может реа­лизовываться как преднамеренно, так и непреднамеренно.

Наряду с Homans развитие идей социального обмена связано с раз­работками Thibaut и  Кеlleу — авто­рами теории взаимозависимости [20; 21]. Анализ положений этой доста­точно   универсальной   теории   еще предстоит в более связанных с ней разделах нашего университета. Здесь же остановлюсь на ее приложении к межличностной  аттракции.   Соглас­но подходу Thibaut и Kelley, для по­нимания поведения необходимо рас­познание структуры межличностных взаимоотношений, так как именно она (структура) и определяет возможности и  условия  влияния   поощрения   или наказания. В их логике взаимоотно­шения между людьми представляют собой   серию   актов   продажи   или деловых трансакций. Ведущей в этой межличностной   "торговле"   также является минимаксная стратегия: если затраты меньше издержек, то отно­шения позитивны, если наоборот — негативны.   Конечно,   можно   найти достаточно примеров подобного рода взаимоотношений.  Но в то же вре­мя можно найти и множество "нера­циональных" с этой позиции поступков, например альтруизм.  Приводя  пос­троения Thibaut и  Kelley,  я  скорее даю пример развития  рассуждений в данной проблемной области,  не­жели  описываю универсальную  за­кономерность.

Еще одним важным понятием те­ории социального обмена является уровень сравнения личности. Он выступает в роли своеобразного

- 55 -


стандарта, относительно которого ориентируется человек в своих сс­ыльных взаимоотношениях. Уровень сравнения является продуктом предшествующей истории человека, различного рода взаимообменов в отношениях с другими людьми. В данном положении фиксируется важная мысль относительности и динамичности человеческих стандартов, проявляющихся в том числе в постоянном выборе "по Сеньке шапки". Это понятие оказывается полезным в плане нахождения объяснительной версии того, почему в отдельных случаях которые взаимоотношения являются устраивающими, а в других — нет.

Еще одной теорией, часто привлекаемой к объяснению межличностной аттракции, является теория равенства [5]. Она связана с рассмотрением двух типов ситуаций:

1. Взаимным  обменом  ресурсов (например, супружеские отношения).

2.        Обменом,  в котором происходит   распределение   ограниченных ресурсов   (например,   компенсация ущерба).

В обеих ситуациях теория равенства постулирует, что люди стремятся справедливому распределению ресурсов, основанному на вкладе каждого. По Adams, равенство между двумя индивидами А и Б имеет :то тогда, когда вклад и полученный результат А равен вкладу и ученному результату Б. Человек выводит своеобразную пропорцию того, что он должен вложить в данные отношения и что должен |учить в итоге. Эта пропорция соотносится с пропорциями других участников взаимоотношений. Если •порции равны, то распределение ресурсов считается справедливым и честным, и наоборот. Таким образом, взаимоотношения рассматриваются как равные, если все участники про­порциональны в их вкладе и полу­ченных результатах взаимоотноше­ний. Эта пропорциональность обыч­но определяется как правило спра­ведливого распределения, введен­ное Homans.

Логика предложенной теоретичес­кой конструкции является выверен­ной и обоснованной по отношению к рациональной, лишенной эмоциональ­ной окраски и субъективной интерпре­тации системы отношений. В реальной жизни процесс выведения пропор­ции справедливости в распределе­нии ресурсов связан со многими сложностями, в том числе с дина­микой оценки собственного вклада, субъективными ожиданиями, попыт­ками "переиграть" партнера и т.п. Отчасти эта проблема решается при помощи стандартов распределения, принятых в обществе и выступаю­щих в виде социальных норм. Сре­ди них обычно выделяют:

1.  Нормы   равенства,   такие,   как правило справедливого распределе­ния.

2.       Нормы социального благосос­тояния,   выражающиеся   в   правиле пропорционального   распределения
ресурсов в соответствии с потреб­ностями.

3.       Нормы равновесия, проявляю­щиеся   в   правиле   равного   распре­ деления.

Эти социальные нормы у отечес­твенного читателя могут вызвать известную ассоциацию с недавним прошлым и связанными с ним про­блемами. Более того, данная теоре­тическая конструкция равенства еще раз демонстрирует сложное перепле­тение различных психологических факторов, их процессуальный и ди­намический характер. Одновремен­но приведенный анализ показывает сложность соотношения статического

- 56 -

 и динамического компонентов человеческого поведения. Тем не менее без определения относительно ста­бильных факторов становится невоз­можным построение какого-либо прогноза и какого-либо устойчивого эмпирического основания.

Относительно устойчивые эмпири­ческие основания межличностной аттракции также являются объектом многочисленных социально-психоло­гических исследований и получили название факторов аттракции. В широком спектре исследований дан­ной проблемной области было изу­чено достаточно большое количест­во факторов, на анализе наиболее существенных из которых мы и ос­тановимся.

Физическая привлекательность. Житейская эмпирия и результаты исследований [13] подтверждают народную мудрость — по одежке встречают. Вполне очевидно, что влияние внешней привлекательнос­ти достаточно велико на этапе уста­новления взаимоотношений. Эмоци­онально положительный образ начи­нает как бы позитивно достраиваться. Внешне привлекательный человек, как это наглядно демонстрируют Linda Jackson [16], а также Bull Ray и Nochola Ramsey [7], наделяется рядом по­ложительных свойств и качеств — эмоциональностью, теплотой, успеш­ностью и т.п. Подтверждение этому может быть найдено и в народных сказках, в которых положительный герой всегда привлекателен или, в конечном итоге, становится таковым, а негативный персонаж наделен не­приятной внешностью, примером чему является Баба-Яга. Другое дело, что в жизни часто все случается наобо­рот. Зафиксированное утверждение, конечно же, надо воспринимать как абстрактную констатацию, реальная интерпретация которой может быть опосредована личным эмпирическим опытом межличностных отношений конкретного человека, спецификой его интересов, ценностей, вкуса, привя­занностей и т.п. Безусловным явля­ется лишь то, что для развития от­ношений необходимо, особенно на начальном этапе, уделять внимание своей внешности как усилителю продуктивности будущих взаимоот­ношений. При отсутствии привлека­тельной формы мало у кого возни­кнет интерес пусть даже и к бога­тейшему содержанию.

Пространственная близость или дистанция общения. Межличност­ная аттракция определяется также и пространственной дистанцией между партнерами как в буквальном, так и в переносном смыслах. Исследова­ния показывают, что с увеличением привлекательности изменяется и дистанция общения. Чем ближе друг к другу люди в личностном смысле, тем комфортнее они себя ощущают в общении на пространственно бо­лее близкой дистанции. В данном случае не срабатывает эффект от­рицательной реакции на вторжение в личностную зону. Любое же при­ближение в эту зону человека, не вызывающего положительных эмоций, может вызывать рост дискомфорта. В частности, данное явление связа­но и с полем контроля за партнером — чем более знаком и приятен партнер, тем меньше источников информации о нем человек удерживает в поле контроля (влюбленному достаточно фиксировать в поле внимания глаза партнерши), и, наоборот, чем менее позитивны отношения, тем больше источников информации необходи­мо контролировать на случай нега­тивного развития взаимоотношений.

- 57 -

Пространственная близость имеет значение и в самом непосредствен­ном контексте: лишь пересекаясь с человеком в пространстве (мыслен­ном или физическом), получаешь возможность развития взаимоотноше­ний с ним.

Знакомство. Знакомство с че­ловеком также может выступать в качестве фактора аттракции. Zajonc [23] показал, что повторное пре­дъявление многих стимулов приводит к более положительному отношению к ним. Это же происходит и с фо­тографиями незнакомых людей при их повторном разглядывании. У данного факта может быть много объяснений. Одно из них заключа­ется в том, что неопределенность прогноза в отношении объекта, человека или события часто повы­шает уровень тревожности, в то время как наличие информирован­ности о них приводит к повышению ощущения контролируемости. В частности, во многих исследованиях был зафиксирован факт возникно­вения внутреннего напряжения при столкновении с объектами, которые не могут быть катетеризированы в собственном эмпирическом опыте человека.

Доступность. Легко доступные люди, взаимоотношения с которы­ми не требуют сверхусилий, воспри­нимаются более положительно. На этом моменте, в частности, нередко стро­ятся так называемые "выходы в на­род" политических деятелей в пери­од предвыборных кампаний. Хотя в данном случае надо иметь в виду, что факт доступности начинает при­обретать свою силу лишь после исходной недоступности, чем также пользуются квалифицированные бюрократы, первоначально создавая массу искусственных преград, а по­том милостиво снисходя к человеку. Постоянная же доступность с тече­нием времени снижает привлекатель­ность объекта.

Ожидание продолжения взаи­модействия. В логике уже извест­ной теории баланса Heider антици­пация будущего развития позитив­ных взаимоотношений увеличивает привлекательность человека, конеч­но, при условии, что эти отношения носят позитивный характер.

Взаимность. Симпатия или ан­типатия к человеку во многих случа­ях подчиняется принципу взаимнос­ти, в соответствии с которым нам нравятся те люди, которым нравим­ся мы, и наоборот. Тем не менее проявления этого фактора не носят универсального характера. Отнюдь не все люди, симпатизирующие нам, вызывают положительные эмоции, как и не все люди, которым не нравим­ся мы, вызывают исключительно негативное отношение. Исследования показывают, что лица с высокой самооценкой более самодостаточны, в то время как лица с заниженной самооценкой более подвержены воз­действию данного фактора. Влияние взаимности может быть детермини­ровано и природой конкретной си­туации. Если влияние взаимности основывается на величине поощре­ния, то результат будет во многом определен отношением к этому по­ощрению. Фактор взаимности обла­дает рядом контекстов, учет которых важен для понимания социально-психологической феноменологии. В частности, он может лежать в осно­ве объяснения "рационально необъ­яснимой" тяги благополучного ребенка к бомжам, у которых он получает то, чего ему не дают родители.

Сходство. Фактор сходства, про­являющийся в тенденции позитив­ного отношения к людям сходных взглядов, поступков, убеждений и т.п., в отличие от уже анализировавших­ся является значительно более ком­плексным. В его рамках исследовалось много измерений, наиболее

- 58 -

 устоявшимися из которых являются сходство аттитюдов, ценностей и предпочтений в действиях. Не вы­зывает сомнений, что особенно для этапа установления межличностных отношений факт обнаружения сход­ства в партнере имеет едва ли не решающее значение. Даже для на­чала беседы с незнакомым попутчи­ком в транспорте необходимо найти общую тему диалога, что способствует быстрому развитию взаимоотноше­ний и формированию позитивного эмоционального фона. В качестве механизма, определяющего значи­мость сходства как детерминанты аттракции, различными исследова­телями определяется механизм валидизации собственной "Я-концепции" и мировоззрения. Как уже по­казывалось при рассмотрении тео­рии самоверификации Swann, людям присуща необходимость в поддер­жании обратной связи с другими людьми в порядке уточнения верности собственных представлений. Получе­ние таких подтверждений, как бы в знак благодарности, увеличивает привлекательность людей, подтвер­ждающих их. Другое объяснение предполагает, что аттрактивность сходных других связана с тем, что взаимоотношения с ними более ком­фортны. Однако этот же фактор ле­жит и в основе "ошибки репрезен­тативности", согласно которой люди, находясь в состоянии сомнения по какому-либо вопросу, начинают об­ращаться за советом к значимым другим. При этом часто не учитыва­ется, что они, как правило, придер­живаются сходных взглядов и оце­нок (собственно говоря, почему они и выбираются в качестве значимых) и не отражают всего существующе­го спектра мнений. Изложенное во­все не означает, что фактор сходства универсален в формировав аттракции. Скорее он является доминирующим на более ранних стадиях развития отношений. На более поздних стадиях в качестве доминирующих могут выступать и другие, например, взаимодополняемость.

Взаимодополняемость. В противовес теории сходства, Winch [22] сформулировал теорию дополняемое потребностей. Он исходил из пре, положения, что мы в своих отношениях стремимся к поиску люде способных содействовать удовлетворению наших актуальных потребностей. В пользу этой гипотезы свидетельствует определенная жизненная эмпирия, заключающаяся в том, что люди часто проявляют склонность установлению тесных взаимоотношений с теми, при посредстве которых они получают возможность ста более приспособленными к решению прагматических задач. Часто в подобного рода позитивной оценки имеет место и своеобразная компенсация каких-либо собственных недостатков (например, человек со слабым здоровьем идеализирует здоровых людей и т.п.).

Эмпатия. Особая роль в формировании аттракции играет эмпатия, представляющая собой сочувствия сопереживание человеку; Rosenfeld [18], объясняя эмпатийный аспект аттракции, указывал на его связи прежде всего с чувством защищенности, неодинаковости человека. Наличие подобного рода отношений позволяет человеку уменьшить негативное эмоциональное напряжение, что и приводит к чувству благода ности к их носителю./ Но и эмпат отнюдь не всегда выступает универсальным фактором аттрактивности. Как минимум, она должна быть ожидаемой. В случае проявления эмпатии в ситуации, когда человек ее не ждет, эффект может быть противоположным.

- 59 -

Способствование достижению личностно значимых целей. Очевидно,   что   человек,   способствующий достижению актуальной цели, обладает высоким потенциалом аттрактивности,  и  наоборот,  люди,  фрустрирующие  ее достижению,   менее  аттрактивны.  Этот вывод находится  в полном соответствии с предположением Deutch [9] о том, что кооперативное взаимодействие или представ­ления о нем ведут к возрастанию меж­личностной аттракции. Достаточно очевидно, что если кто-либо, обладающей необходимым потенциалом, оказывает вам  содействие  в достижении значимой цели, то аттрактивность будет высока. Тем не менее данный  фактор   также   срабатывает   не всегда.   Исследователи   установили своеобразную  дифференциацию   на апатию   и   восхищение  чьей-либо компетентностью  и  симпатию к социэмоциональным качествам. В частности, эта дифференциация традиционно известна при дифференциация инструментального и социоэмонального лидерства.   Решающим условием аттракции определяется как синтез инструментальности и социоэмоциональности. Этим объясняется  нежелание  обращаться  за  помощью к человеку, не вызывающему положительного отношения.

Личностная гармония. Понимание сложной взаимообусловленности различных факторов  и  исследования гармоничных супружеских пар вели   к   выдвижению   Shultz   [19] фактора личностной гармонии.  Выдвинув в качестве ведущего основания гармоничных взаимоотношений потребности включенности, контроля и привязанности, он предположил, что именно их гармоничное сочетание и приводит  к  высокой  аттракции. Под потребностью включенности понималось   чувство   собственной необходимости для других; под пот­ребностью контроля — необходимость участия   в   выработке   и   принятии значимых решений; под потребностью привязанности    необходимость  в аффилиативных, эмпатийных отноше­ниях. Для диагностики индекса гар­моничности Shultz разработал спе­циальную   шкалу   фундаментальных межличностных   отношений   (FIRO), оценивающую   один   генеральный фактор — сходство и дополняемость приведенных   потребностей   и   три дополнительных — взаимную совмес­тимость,   определяемую   единством взглядов на поведение, инициатив­ную совместимость — гармоничность стремлений к удовлетворению дан­ных потребностей и согласованность — согласие на возможность включе­ния каждого из партнеров в любую совместную деятельность. В концеп­ции Shultz, по моему мнению, впер­вые достаточно убедительно показана необходимость   взаимных   усилий партнеров в формировании аттрак­ции. Отчасти пересекаясь с постро­ениями теоретиков социального об­мена, Shultz показал, что если одна из   сторон не   прилагает   усилий   к развитию   взаимоотношений,   то   с течением времени ее аттрактивность будет падать. Данный вывод особенно важен для  практики  подбора парт­неров.   Ориентация   на   нахождение гармонирующих   факторов   не  дает гарантии в главном — длительности взаимоотношений и развитии аттрактивности. Лишь наличие совместных усилий   и   их   высокий   потенциал инерции с некоторой степенью ве­роятности гарантируют позитивную динамику  аттракции.

В последние годы становится очевидным, что наиболее уязвимой характеристикой перечисленных  факторов является излишняя статич­ность и претензии на универсаль­ность в транскрипции авторов. Вместе с тем очевидно, что данные факто­ры отражают

- 60 -

важные аспекты раз­вития аттракции и при определен­ном сочетании условий в определенном времени могут играть существенную роль. Столь же очевидно и то, что будущее развитие данной проблем­ной области связано прежде всего с привнесением в нее аспектов ди­намики и процессуальности, слож­ной переплетенности детерминант межличностной аттракции друг с другом.

Ссылки:

 

1.      Андреева   Г.М.   Социальная   психология. М.:   Изд-во   Моск.   ун-та,   1996.  376   с.

2.      Гозман   Л.Я.   Психология   эмоциональных   отношений      М.: Изд-во   Моск. ун-та,    1987.      166   с.

3.      Карнеги  Д.   Как   завоевывать   друзей   и   оказывать   влияние   на   людей... – Мн.:   Беларусь,    1990.      670   с.

4.      Панасюк А.Ю. Управленческое общение: практические советы. — М.: Экономика, 1990.      112   с.

5.      Adams   J.    Inequity   in   social   exchange"   /   Eds   L.    Berkowitz.   Advances   in Experimental  Social   Psychology.  Vol.   2.    N.Y.:  Academic   Press,   1965.    P.   267—299.

6.              Bersheid E.   Interpersonal  attraction  /  Eds  G.   Lindzey  &  E.  Aronson  Handbook of   Social   Psychology.      N.Y.:   Random   House,   1985. —   P.   413-484.

7.      Bull   R.   &   Rumsey  N.   The   social   psychology   of   facial   appearance.   --   N.Y.: Springer-Verlag,   1988.      335   p.

8.              Byrne   D.   &   Clore   G.L.   A   reinforcement   model   of   evaluative   responses   // Personality:   An   International   Journal   .   --   1970.      N   1.      P.   103-  128.

9.  Deutch   M.   Cooperation   and  trust:   some  theoretical   notes  /   Eds   M.R.   Jones. Nebraska   symposium   on   motivation.   Lincoln:   University   of   Nebraska   Press,   1962. P.   275—320.

10.   Feld   S.   and   Radin   N.   Social   psychology   for   social   work   and   the   mental health   professions.      N.   Y.:   Columbia   University   Press,   1982.    -   581    p.

11. Foa   Е.Б.   &   Foa   U.G.   Resource   theory   of   Social   Exchange.   Morristown. – NJ:   General   Learning   Press,   1975.      278   p.

12.  Heider  F.   The   psychology   of   interpersonal   relations.      N.   Y.:   John   Wiley, 1958.      322   p.

13.       Hogg   M.A.   and   Vaughan   G.M.   Social   Psychology:   An   introduction.      London:   Prentice   Hall,   1995.     663   c.

14.  Homans G.    Social   Behavior  as   exchange  //  American   Journal   of   Sociology.    1958.      N   63.      P.   597—606.

15.       Huston   T.L(Eds).   Foundations   of   Interpersonal   Attraction.   --   N.   Y.:   Acade­mic   Press,   1974.     422   p.

16.       Jackson  L.A.   Physical  appearance  and   gender:   sociobiological  and   sociocultural   perspectives.   Albany:   State   University   of   New   York   Press,   1992.      326   p.

17.       Lott A.J.   &   Lott  B.E.   The  role  of   reword   in  the  formation   of  positive   inter­ personal  attitudes /  Eds  T.L.   Huston.   Foundations  of  Interpersonal  Attraction.    N. Y.:   Academic   Press,   1974.      P.   171—189.

18.       Rosenfeld  H.M.    Approval-seeking   and   approval   inducing   functions   of  verbal and   non-verbal   responses   in   a   dyad   //   Journal   of   personality   and   Social   Psycho­logy.      1966.      N   4.      P.   597—605.

19.       Schultz  W.C.  The  FIRO  scale,  test,   and   manual    Palo  Alto,  Calif.:   Consulting Psychological   Press,   1957.     80   p.

20.       Thibaut J.W.   &   Kelley  H.H.   Interpersonal   relations:   A  theory   of   interdepen­dence.      N.   Y.:   Wiley,   1978.      341    p.

21.  Thibaut J.W.   &  Kelley H.H.  The  Social  Psychology of Groups. — N.  Y:  Wiley, 1975.   -  313   p.

22.  Winch  R.   Mate  selection:  A Study of complementary needs. — N.  Y.:   Harper &   Row,   1958.

23.  Zajonc   R.B.   Attitudinal   effects   of   mere   exposure   //  Journal   of   Personality and   Social   Psychology.      1968.     N   9.     P.   1—27.

 

- 61 -